В Кабуле осталось всего лишь два еврея. Они живут в жалком многоэтажном доме с облупившимися стенами, расположившемся на одной из окраин города, над которой господствуют высоты Хаир Кана
 
В Кабуле осталось всего лишь два еврея. Они живут в жалком многоэтажном доме с облупившимися стенами, расположившемся на одной из окраин города, над которой господствуют высоты Хаир Кана
Архив NTVRU.com

В Кабуле осталось всего лишь два еврея. Они живут в жалком многоэтажном доме с облупившимися стенами, расположившемся на одной из окраин города, над которой господствуют высоты Хаир Кана. Об их жизни в афганской столице уже сообщал сайт NTVRU.com со ссылкой на газету La Stampa и интернет-издание InoPressa

9 декабря они отпраздновали первую ночь Хануки. Они рады, что город, наконец-то, очищен от талибов, и хотя их осталось только двое, каждый зажег ханукальные свечи в одиночестве. Поздно вечером, когда небо начало темнеть, старыми дрожащими руками Ицхак Леви зажег первую из восьми свечей на перекошенном синагогальном подсвечники, от нее, в строгом соответствии с древней традицией, была зажжена и вторая. Теперь каждый вечер праздника, на ханукие (восьмисвечнике) будет прибавляться по одной свече.

В маленькой полупустой комнатке, выходящей на битый бетонный двор, свои две свечи зажег и 42-летний Зебулон Симантов, еврей из Туркменистана. Его ханукия установлена на подоконнике, занавешенном куском полиэтилена, сообщает MIGnews.

Несмотря на общую радость от того, что режимом "Талибан", видимо покончено раз и навсегда, оба они страдают, потому что, даже в эту ночь они не смогли преодолеть своей старой вражды. Два единственных еврея, живущих в этой военной столице, сумели выжить лишь благодаря взаимной ненависти. Зеболан Симонто говорит: "У меня никогда не было проблем с талибами. А также и с теми, кто сейчас занимает город. Я всегда ладил со всеми. За исключением его". Ицхак Леви говорит: "Этот человек - мое несчастье. Мне здесь хорошо. Если я захочу уйти, то только из-за него". Но они никуда не уходят.

Раньше в Кабуле проживало 90 евреев. Все они бежали, за исключением этих двоих. Потому что их не отпускали дела, утверждают они. Они не ушли назло друг другу. Симонто говорит, что Леви - колдун. А Леви говорит, что Симонто - израильский шпион. Кроме того, они называют друг друга жуликами. Для талибов колдуны и шпионы были все равно, что дьяволы. А жуликам обычно отрубают руки. Новые хозяева Кабула не слишком от них отличаются. Симонто и Леви рискуют так же, как и прежде. Однако не уходят. Так у них остается возможность продолжать ненавидеть друг друга. Леви рассказал, что его даже пытали. Ему говорили: "Отрекись от своей религии". Он отвечал: "Я - еврей, и умру евреем". Он говорит, что талибы не виноваты. Вина лежит только на Симонто.

Их история началась несколько лет назад. Леви был раввином в синагоге. Вся его семья бежала в Израиль. Он предпочел остаться. Три года назад из Израиля вернулся Зеболан, торговавший коврами и драгоценностями. Он поселился в том же доме, где жил Леви. На том же этаже, дверь в дверь. Все началось с исчезновения Торы, священной рукописной книги иудеев. Один обвинял в краже другого. Возможно, они просто хотели верить в это. Оба они представили друг на друга обвинения талибам. Талибы не придумали ничего лучше, как арестовать обоих. Таким образом, синагога в Кабуле была закрыта. В конце XIX века в столице Афганистана проживало более 40.000 евреев, многие из них бежали от преследований, которым подвергались в Персии (нынешнем Иране). В середине XX века в Кабуле едва насчитывалось 5.000 иудеев, но и они практически все уехали, когда в 1948 было образовано государство Израиль, пишет La Stampa.