Русская служба ВВС обнаружила в списке жертвователей на главный храм Вооруженных сил России офшорную компанию, принадлежащую литовскому бизнесмену, который фигурировал в антикоррупционном расследовании
 
Русская служба ВВС обнаружила в списке жертвователей на главный храм Вооруженных сил России офшорную компанию, принадлежащую литовскому бизнесмену, который фигурировал в антикоррупционном расследовании
Минобороны РФ

Русская служба ВВС обнаружила в списке жертвователей на главный храм Вооруженных сил России офшорную компанию, принадлежащую литовскому бизнесмену, который фигурировал в антикоррупционном расследовании.

Все жертвователи указаны в алфавитном порядке на сайте фонда. Среди них значится единственная иностранная компания Marine Repair and Supply Pte. Ltd. По данным сервиса OpenCorporates, на который ссылается ВВС, в мире есть две компании с таким названием, зарегистрированные в Сингапуре и Гонконге.

Обе они принадлежат литовскому предпринимателю Владимиру Стефанову и его сыну Мариусу, упоминавшимся в материалах Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) и литовского портала 15min.lt.

Расследование было посвящено связям бессменного президента Экваториальной Гвинеи Теодоро Обианга Нгемы Мбасого и его семьи в Восточной Европе. В материале OCCRP говорится, что плодом этих коммерческих связей стало "владение и управление флотилией торговых судов, а также строительство и эксплуатация судостроительной верфи в Экваториальной Гвинее", которую Transparency International включила в список 15 наиболее коррумпированных государств.

Одной из ключевых фигур в обогатительных схемах Обианга был россиянин Владимир Кокорев, в прошлом советский дипломат. Предположительно, он отмыл 26,5 миллиона нефтедолларов из бюджета Экваториальной Гвинеи, вложив их в испанскую недвижимость, компании и счета.

В Испании Кокорева также обвиняют в пособничестве коррумпированным сделкам по продаже оружия. В 2015 году экс-дипломата и его жену арестовали в Панаме и экстрадировали в Испанию, где они ожидают суда.

Литовец Стефанов, по данным OCCRP, был вторым ключевым представителем коммерческих интересов президента Экваториальной Гвинеи в Восточной Европе. В частности, он вместе с Кокоревым и зятем Обианга получил доверенность на ведение бизнеса панамской судоходной компании Intracoastal Trading Services, собственники которой скрыты. До этого компания участвовала в поставках военной техники в Экваториальную Гвинею.

Стефанов также имел доверенность на управление флотилией из пяти грузовых судов, имевшей отношение к окружению Обианга. Сингапурская Marine Repair and Supply Pte отвечает за соблюдение правил безопасности на трех грузовых судах из списка.

ВВС не смогла узнать в Минобороны РФ, оказывала ли офшорная компания какие-либо услуги Вооруженным силам России. Однако известно, что Россия официально сотрудничает с Экваториальной Гвинеей по военно-технической линии и поставляет ей вооружения.

Фонд "Воскресение" - иноагент?

Обнаружение иностранной компании в списке жертвователей на строительство храма навело ВВС на мысль, может ли в связи с этим фонд "Воскресение" считаться иноагентом. В законе "О некоммерческих организациях" оговаривается, что благотворительность не относится к политической деятельности, но на практике благотворительные и просветительские организации уже признавались иноагентами.

К тому же, согласно поправкам в закон "О некоммерческих организациях", НКО может быть признано иностранным агентом в том случае, если получает иностранное финансирование и занимается политической деятельностью. А руководство "Воскресения" постоянно встречается с представителями российских органов власти. Глава фонда Александр Каньшин входит в общественный совет при Минобороны.

Руководитель правозащитной группы "Агора" Павел Чиков допустил, что факт получения фондом "Воскресение" зарубежного финансирования может быть поводом для проверки Минюста. В самом же министерстве информацию в запросе ВВС сочли недостаточной, чтобы "сделать однозначный вывод о наличии или отсутствии... признаков иностранного агента".

В фонде "Воскресение" заявили, что встречи с чиновниками и депутатами проводятся для "информационно-разъяснительной работы" вокруг строительства храма Вооруженных сил и не являются политической деятельностью, а потому организация не может быть признана иноагентом.