Российские представители пяти мировых религий прокомментировали правозащитные инициатива РПЦ, выраженные в Декларации о правах и достоинстве человека, принятой недавно на Десятом Всемирном Русском Народном Соборе
 
Российские представители пяти мировых религий прокомментировали правозащитные инициатива РПЦ, выраженные в Декларации о правах и достоинстве человека, принятой недавно на Десятом Всемирном Русском Народном Соборе
www.patriarchia.ru

Дискуссии вокруг устремлений Русской православной церкви предложить обществу свое понимание прав и свобод человека, начались не вчера. Общественная обеспокоенность проблемами свободы в сфере вероисповедания, вполне объяснима, даже если отвлечься от реалий российской межрелигиозной ситуации. Люди, глотнувшие воздух свободы, всегда настороженно реагируют на всякие попытки ревизии в области прав и свобод. В России же, по всем известным причинам, эта тема воспринимается особенно болезненно.

Опасения, что их в любой момент могут лишить гражданских прав и свобод, россиянам внушает не только печальный исторический опыт. Оптимизма не добавляют и нынешние реалии российской политико-общественной жизни, в которую вместе с цензурой пытаются вернуть и новую, обязательную для всех идеологию. Так что неудивительно, что уже сам факт появления православной Декларации о правах и достоинстве человека, был воспринят как попытка узурпировать сферу не только правозащитную, но также идеологическую и моральную. И без правозащитных инициатив титульной конфессии ситуация, сложившаяся в сфере межрелигиозных отношений, давно вызывает обеспокоенность. Вопреки Конституции РФ обстоятельства постоянно складываются в пользу одних, так называемых "традиционных" конфессий и религий, ставя в незавидное положение верующих иных, заклейменных "нетрадиционными" религиозных организаций.

Между тем, если отвлечься от политико-общественного контекста, в котором Декларация появилась, то необходимость создания альтернативы укоренным в повседневной жизни Запада ценностям, станет более чем очевидной. Расширяющиеся до абсурда свободы личности не только не сделали европейцев или американцев счастливыми, чему свидетельство наличие наркомании, болезней типа СПИДа, самоубийств. Запад, утративший нравственное основание, которое от века строится не на стремлении к личному комфорту, а на жертвенности и долге, оказался не способным защитить себя от религиозных фанатиков в тюрбанах. Сам факт, что в разрушивших небоскребы самолетах не нашлось людей, которые смогли бы сорвать преступный план террористов, как нельзя лучше изобличает бесхребетность построенного на удовлетворении своего личного и коллективного эгоизма общества.

В этом контексте, даже противники клерикального наступления Церкви на все сферы российской жизни, не могут не согласиться со следующим, например, тезисом принятой Десятым Всемирным Русским Народный Собором Декларации: "Свобода выбора приобретает ценность, а личность – достоинство, когда человек выбирает добро. Наоборот, свобода выбора ведет к саморазрушению и наносит урон достоинству человека, когда тот избирает зло".

Впрочем, опять же, в российской действительности красивые декларации крайне редко приводятся в согласие с реальной жизнью.

Правозащитные инициативы РПЦ корреспондент сайта "Мир религий" предложил прокомментировать представителям пяти мировых религий, которым было задано три вопроса:

На каких моральных принципах должна строиться правозащитная деятельность в секулярном многоконфессиональном государстве – церковных или светских?

Нет ли опасности, что, при подходе к правам человека в "соответствии с российской национальной и духовной традицией", будут ущемляться права и свободы атеистов и граждан, исповедующих отличную от православия веру?

Насколько соответствуют исторической правде высказанный митрополитом Кириллом тезис о том, что русская цивилизация не имеет отношения к западной духовной и культурной традиции, которая разработала современное понимание прав человека?

Заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата протоиерей Всеволод Чаплин: попытки диктата одной политической модели и одной философии права, что сейчас наблюдается, не обоснованы ничем иным, кроме как нынешней успешностью западного проекта

В нашем обществе есть люди разных убеждений, поэтому было бы не правильно культивировать лишь одну систему этих убеждений. Кто-то строит свою деятельность, в том числе и правозащитную, на основе своей веры – православной, мусульманской или какой-то другой. Кто-то основывается на гуманистических секулярных убеждениях. Поэтому у всех разные подходы, главное, чтобы люди, придерживающиеся разных убеждений, могли уважать убеждения друг друга и сотрудничать. Не нужно навязывать другу друг тот или иной подход: верующим – секулярный, а не верующим – религиозный.

Фактом является то, что верующие и секулярные гуманисты пытаются строить разные общества, в основе которых лежат совершенно разные социальные модели. Не будем сейчас говорить хорошо это, или плохо, но к данной реальности всем нужно привыкать. Мы не должны навязывать друг другу свою модель, не должны пытаться переделать друг друга силой оружия. Православные хотят строить свой социум и расширять его границы, то же самое хотят делать и неверующие люди, и нам нужно учиться сочетать разные социумы и разные образы жизни. Пока что монополию пытается сохранить секулярный общественный порядок. Но эта монополия, на мой взгляд, ничем не оправдана в обществе, где живут люди с разными представлениями и убеждениями.

Конечно же, взаимовлияние Запада и Востока имело место и в прошлом, будет оно продолжаться и впредь. Но при этом российская цивилизация имеет право быть самой собой, как имеет его цивилизация исламская, китайская и так далее. Попытки диктата одной политической модели и одной философии права, что сейчас наблюдается, не обоснованы ничем иным, кроме как нынешней успешностью западного проекта. Но сегодня многие, в том числе далеко смотрящие люди на самом Западе, видят конец успеха этого проекта. Поэтому, вопрос не в том, чтобы вскочить в последний вагон уходящего поезда, а в том, чтобы сначала подумать, куда он идет и не сваливается ли он в пропасть.

Генеральный секретарь Конференции католических епископов России священник Игорь Ковалевский: западная концепция прав человека основана на концепции достоинства личности, которая имеет глубокие христианские корни

Я бы не стал противопоставлять концепцию Русской православной церкви концепции светской. Тем более, не хотел бы делать противопоставление церковных принципов светским законам. Многонациональное поликонфессиональное общество руководствуется светским законодательством, однако само законодательство должно учитывать интересы всех.

Мне также не хотелось бы говорить в полемических тонах на тему ущемления чьих либо религиозных прав и свобод. Необходимо будет рассматривать каждый конкретный случай, если такой будет иметь место. Я бы хотел обратить внимание на то, что подобные проблемы существуют везде, даже в западноевропейских странах, которые считаются государствами с высокой правовой культурой и строгим соблюдением прав человека. Если даже там возникают такого рода проблемы, то это свидетельствует лишь о том, что они присущи всему человеческому сообществу.

Западная концепция прав человека основана на концепции достоинства личности, которая имеет глубокие христианские корни. С другой стороны, она зародилась в недрах светской культуры, католическая церковь приняла концепцию прав человека сравнительно недавно. Само христианство должно было осмыслить понятие прав человека, чтобы прийти к выводу, что оно не противоречит христианской антропологии, которая подчеркивает: человек – образ и подобие Божье, обладающий достоинством. Русская православная церковь также подчеркивает достоинство человеческой личности и поэтому фундаменты у различных концепций прав человека общие. Пора понять, что о правах человека может говорить не только секулярный, но и христианский мир. Поэтому я искренне рад, что РПЦ поднимает эту проблему.

Не думаю, что кто-то будет умалять значение западной культуры в формировании русской цивилизации, которая, как и каждая цивилизация, является весьма самобытной и с этим никто не спорит. На формирование русской культуры повлияли различные факторы – это и восточно-христианская традиция, это и ислам. Определенное влияние оказала и западноевропейская традиция, причем в различных ее проявлениях. Современную европейскую культуру нельзя отождествлять с культурой той или иной религиозной конфессии, это весьма сложное явление.

Председатель Российского Объединенного Союза Христиан Веры Евангельской (пятидесятники) Сергей Ряховский: декларация прав человека – это итог исканий многих культурных и духовных традиций, хотя, несомненно, в ней запечатлен в большей степени христианский подход к человеку и миру

Заданные вопросы, в свете речи митрополита Кирилла, очень непростые, хотя итоговые документы Всемирного Русского Народного Собора достаточно взвешены и продуманы. Я абсолютно уверен в том, что в светском государстве вопросы соблюдения прав человека, свободы совести, должны регулироваться светскими законами, Конституцией, межгосударственными программными документами, принятыми Россией.

Тем не менее, озабоченность Православной церкви вопросами прав человека, критериями и стандартами, которые положены в основу данной проблемы, вызывает понимание. Думаю, что Церковь выказала свою озабоченность, может быть, даже не столько состоянием соблюдения прав человека, сколько современным пониманием греха. Ведь понятие греха сегодня нельзя отнести только лишь к религиозной или к светской сфере. Речь идет о морали, о нравственности всего общества. Митрополит Кирилл в своей речи разделил светский и церковный критерии понимания греха. Мне показалось, что, в конце концов, Собор принял очень взвешенные документы.

Пока что сложно комментировать слова о российской духовной и национальной традиции, все зависит от того, что будет взято за основу – мы ведь живем в многонациональном и многоконфессиональном обществе. Так что на вопрос, не будут ли ущемляться права других религий, пока ответа нет.

Что касается утверждения, будто российская цивилизация не имеет отношения к западной культурной традиции, то я бы здесь поспорил. Например, декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН – это итог исканий многих культурных и духовных традиций, хотя, несомненно, в ней запечатлен в большей степени христианский подход к человеку и миру. Я бы не решился назвать этот документ, вобравший в себя мировой опыт человечества, больше западным или восточным.

Заведующий отделом науки Духовного управления мусульман Европейской части России Фарид Асадуллин: государство должно проводить взвешенную внутреннюю политику в отношении привнесенного и некритически усвоенного опыта других стран

Говоря о тех или иных правозащитных нормативах, нужно всегда видеть традиции общества, в котором они действуют. В отношении России, где сохранились не только православные традиции, но и другие, в том числе и мусульманские, очень важно учитывать то обстоятельство, что в нашем обществе всегда были востребованы идеи здравого консерватизма. Зло было принято называть злом, а любой благодетельный поступок всегда вызывал одобрение и поддержку в обществе.

В условиях распространения ультралиберальных ценностей, культа безответственного отношения к ближнему и тотального молодежного нигилизма, отрицание традиционных ценностей, инициатива Русского народного собора выглядит и актуальной, и своевременной. Сегодня пропаганда греха на телевидении и других СМИ, к сожалению, не получает достойного отпора. И тот тревожный звонок, который раздался на Соборе, можно рассматривать как реакцию всей здравомыслящей российской общественности. В Совете муфтиев России пафос выступления митрополита Кирилла разделяли очень многие. Поэтому, я считаю, что под документами Собора могли бы подписаться многие мусульманские деятели.

Конечно, общественно-демократической норме, которая укоренилась в России в последние годы, нет альтернативы. Но в то же время, этот демократический курс нуждается в определенной корректировке со стороны общественных и религиозных сил. Тот путь, который прошла демократическая Россия, безусловно полезен, он доказал свою состоятельность. Но вместе с демократией российское общество получило большую долю негативных явлений, которые проникают к нам из Запада. Например, некритическое усвоение западных ценностей приводит к тому, что возникла угроза проведения в Москве гей-парада. Это вызвало однозначную реакцию со стороны представителей различных религий и конфессий.

Нам пытаются внедрить, например, тот гламур, который ежедневно россияне видят по телевидению: ценности, присущие, может быть, одному проценту населения, которое жирует, навязывается всему обществу, перебивающемуся с копейки на копейку. Так что государство должно проводить взвешенную внутреннюю политику в отношении привнесенного и некритически усвоенного опыта других стран. То, что говорилось на Соборе, как раз и является попыткой обратить внимание общества на эти проблемы.

Русская цивилизация, конечно же, имела отношение и к Западу и к Востоку, поэтому Россия, будучи мостом между различными цивилизациями, в этом отношении уникальная страна. Об этом говорили все историки, вспомним Карамзина, Ключевского, Трубецкого и т.д. Но в любом случае, если мы хотим сохранить свою идентичность, необходима опора на национальные традиции, которые должны лежать в основе национальной идеи и правозащитной деятельности.

Председатель Конгресса еврейских религиозных общин и организаций России (КЕРООР) раввин Зиновий Коган: никаких проблем из-за того, что РПЦ делает акцент на "национальной традиции" не будет, потому что сегодня в слово "национальность" мы вкладываем понятие гражданской принадлежности

В иудаизме нет разделения на светских и религиозных людей, заповеди, законы, по которым существует человеческое сообщество, являются основой для всех людей. Поэтому я не разделял бы светское и духовное.

Правозащитная деятельность религиозных организаций открыта для всех, как для прихожан той или иной конфессии, так и для не относящихся к ней людей. Если религия берется решать проблему соблюдения прав человека, то она должна защищать свободы и права любого гражданина, вне зависимости от его вероисповедания. Я думаю, что никаких проблем из-за того, что РПЦ делает акцент на "национальной традиции" не будет, потому что сегодня в слово "национальность" мы вкладываем понятие гражданской принадлежности. Речь идет о гражданах Российской Федерации. Что касается понятия "духовности", то здесь говорится обо всех людях, а не о представителях какой-то одной религии.

Конечно, Запад оказывал влияние на Россию, начиная с момента ее государственного становления. Думаю, что владыка вкладывал в понятие "западного" те особенности европейской жизни, которые не приемлемы для нас. Например, Европарламент принял декларацию о противодействии гомофобии, согласно которой позволяется освящение однополых браков. Но в этом вопросе мы едины и с РПЦ, и с другими религиями, которые считают однополые браки грехом. Грехом, соответственно, является и их освящение. Поэтому мы не можем поддерживать подобные связи. Безусловно, нельзя преследовать гомосексуалистов, это право их выбора, даже если он противоречит законам Торы и Библии.

Но с другой стороны нельзя оказывать давление на церковь или на синагогу, чтобы они освящали однополые браки, которые не являются естественными. В священном писании говорится, что мы должны плодиться и размножаться, а это означает, что мы должны освящать только те браки, цель которых – выполнение данной заповеди. Тем более, что мы сегодня стоим перед демографической проблемой, в России сейчас нужно рожать как можно больше детей, чему однополые союзы, как вы понимаете, не способствуют. Мы должны приветствовать естественные крепкие браки, иначе у человечества не будет будущего. На мой взгляд, европейская декларация в защиту однополых союзов и вызвала тему прав человека, поднятую митрополитом Кириллом на Всемирном русском народном соборе. Обсуждение проблемы прав и свобод человека очень важно для духовного, морального климата России.

Постоянный представитель Буддийской традиционной Сангхи России в Москве Санжай-лама: десять заповедей являются не только религиозным предписанием для определенной группы людей, в них отражен нравственный опыт всего человечества

Нужно чаще проводить такие мероприятия, как Всемирный Русский Народный Собор, на котором обсуждаются актуальные общественные проблемы. Очевидно, что сегодня в обществе все чаще проявляется ксенофобия, агрессия и люди, чьи права нарушаются, нуждаются в защите.

Сегодня важно осмыслить нравственные аспекты прав человека и здесь не обойтись без религиозного понимания этой проблемы. Те же десять заповедей являются не только религиозным предписанием для определенной группы людей, в них отражен нравственный опыт всего человечества. Поэтому я всецело поддерживаю инициативу Православной церкви. Должны существовать некие общие нравственные нормы для верующих и атеистов и с этой точки зрения, на мой взгляд, ничьи права попираться не будут.

Я затрудняюсь ответить на вопрос о влияния Запад на русскую культурную и духовную традицию. Конечно, какое-то влияние было. Очевидно то, что Россия в определенных сферах жизни отставала от Запада, она просто была другой. Сказал же поэт, что "умом Россию не понять, аршином общим не измерить". Проблема в том, что у нас в стране люди любят впадать в крайности, в том числе и в восприятии всего нового, что к ним приходит.

Президент Центра обществ сознания Кришны в России (ЦОСКР) Бхакти Вигьяна Госвами: если мы хотим защищать права человека, то, в первую очередь, должны отстаивать фундаментальную и естественную для него свободу совести

Религия имеет непосредственное отношение к правозащитной деятельности, поскольку она отстаивает изначальную природу человека. Изначальная же природа человека подразумевает права и свободы, которыми нас наделил Бог. Когда речь идет о правозащитной деятельности в мультирелигиозном, плюралистическом обществе, то, отстаивая права личности, религия должна очень последовательно придерживаться универсальных человеческих ценностей, которые иногда не совсем корректно отражаются в самой религии. Есть некое общее для всех религий представление об изначальной природе человека и его изначальных правах, данных ему Богом. И если религия последовательно придерживается этих универсальных, общих для всех принципов и выступает со своими правозащитными инициативами, ни у кого не возвысится голос выдвинуть какие-то обвинения в их адрес.

Но ничего хорошего не выйдет, если, занимаясь правозащитной деятельностью, религия будет опускаться до каких-то сектантских представлений. Не побоюсь повториться: занимаясь правозащитной деятельностью, религиозные организации должны оставаться в сфере универсальных человеческих ценностей. Одной из таких базовых ценностей, является свобода человека, поскольку Бог создал нас свободными. Представление об изначальной свободе, о свободе выбора, распространяется на различные сферы жизни. В сфере религии – это свобода совести. И если мы хотим защищать права человека, то, в первую очередь, должны отстаивать эту фундаментальную и естественную для него свободу.

Придя к своему выбору в результате самостоятельного духовного поиска и став представителем заведомого религиозного меньшинства, я, к сожалению, вижу, что зачастую мое право свободы выбора нарушается некими реакционными общественными силами, иногда ассоциирующимися с той или иной религиозной традицией. Есть знаменитая клятва Гиппократа, призывающая всякого врачующего сначала излечиться самому. Прежде чем защищать чьи-то права, человек должен быть полностью свободным от попыток лишать людей их естественных и законных прав. Я с очень глубоким уважением отношусь к православной духовной традиции и культуре, в которой вырос сам. Но чтобы действительно защищать права и свободы других, человек должен быть не только нейтральным и беспристрастным. Он должен понимать, что значит быть угнетенным, быть лишенным элементарных прав. Мы знаем, что самые великие правозащитники – Нельсон Мандела, Мартин Лютер Кинг, академик Сахаров – смогли подать удивительный пример моральной чистоты, нравственности и силы в защите прав униженных, лишенных своих прав людей только потому, что сами они испытали гонения. Каждый из них на своей шкуре почувствовал, что значит относиться к религиозному, национальному или идеологическому меньшинству.

Русская цивилизация и географически, и духовно, и политически находится на границе между Западом и Востоком. Поэтому говорить, что она не имела отношения к Западу, на мой взгляд, исторически некорректно и опасно для будущего, поскольку такая позиция может привести к самоизоляции России в современном мире, который стремительно глобализуется. Но если даже допустить, что русская цивилизация никогда не имела никакого отношения к западной культурной традиции, что само по себе абсурдно, то этот факт еще не означает, будто она этого отношения не должна иметь впредь. Потому что в современном мире существует взаимовлияние, которого избежать никому не удается.

Сама попытка противопоставления западной и восточной традиций, постоянный акцент на различиях между ними, очень опасны. В этом случае забывается, что существуют некие универсальные, в равной степени справедливые и для Востока и для Запада понятия и свободы. У нас могут быть какие-то представления о своих особенностях, но мы не должны концентрироваться на них, а попытаться найти общечеловеческие ценности. Если эти ценности уйдут из поля зрения правозащитников, то вместо защиты прав человека мы получим пародию. Раз Церковь взваливает на себя эту нелегкую задачу, то необходимым минимальным требованием должна стать полная нейтральность и беспристрастность во взгляде на человека, как на изначальную духовную целостность, не имеющую отношения к той или иной религиозной традиции.