Святой Престол признает, что послевоенный премьер-министр Франции Робер Шуман был "истинным католиком" и "вечным примером" благочестивой общественной жизни. Но в деле о его беатификации нет доказательств о совершенных им чудесах. Строительство послевоенно
 
Святой Престол признает, что послевоенный премьер-министр Франции Робер Шуман был "истинным католиком" и "вечным примером" благочестивой общественной жизни. Но в деле о его беатификации нет доказательств о совершенных им чудесах. Строительство послевоенно
Архив NEWSru.com

Французским католикам из епархии города Мец вряд ли удастся убедить Ватикан в том, что отец-основатель Европейского Союза Робер Шуман достоин причисления к лику блаженных. Святой Престол сопротивляется. Об этом пишет сегодня британская Daily Telegraph (перевод публикует InoPressa.ru).

Движение за беатификацию Робера Шумана начал Институт Святого Бенуа - частная организация в Меце, пользующаяся поддержкой влиятельных лиц, среди которых - президент Франции Жак Ширак.

Последним, кто был канонизирован в рамках Римско-католической церкви за воплощение религиозных идеалов в политике, был сэр Томас Мур. Случилось это почти 500 лет назад. Знаменитого автора "Утопии" казнили перед лондонским Тауэром за то, что он возражал против развода Генриха VIII с Катериной Арагонской в деле о верховной власти Папы.

В отличие от Мура Робер Шуман, министр иностранных дел Франции, обнародовавший в мае 1950 года планы объединения металлургической и угольной промышленности Западной Европы, в 1963-м тихо умер в своей постели в возрасте 77 лет.

Он жил аскетом, питаясь яйцами и салатом, и каждое утро принимая причастие в храме Слуг Пресвятого Сердца, расположенным рядом с его домом. Он никогда не был женат. Конрад Аденауэр, покойный ныне канцлер Германии, называл его "святым в деловом костюме".

Группа исследователей из Меца, изучив его частную переписку и опросив под присягой 200 свидетелей, пришла к заключению, что французский политик был святым человеком, который старался жить в соответствии с библейскими заветами. Правда, им не удалось обнаружить никаких свидетельств о чудесном исцелении или провидении, а это является необходимым условием для причисления к лику блаженных.

Запечатанный контейнер с 66 кипами документов был отправлен в Рим для окончательного решения в Конгрегации по канонизации святых.

Сторонники кампании по беатификации Шумана стремятся интерпретировать правила канонизации в свою пользу, настаивая на том, что франко-германское примирение после разрушительной Второй мировой войны чудесно само по себе. Однако по сию пору реакция Папы была весьма прохладной.

Признавая, что Шуман был "истинным католиком", и называя его "вечным примером", демонстрирующим ценность благочестивой общественной жизни, Папа в то же время дал четкое указание епископу Меца "с большим тщанием отнестись к позиции о чуде", когда дело касается беатификации политических фигур".

Жан Мо, в прошлом преподаватель истории Германии, под чьим руководством идет исследование, сомневается, что результаты их изысканий произведут впечатление на Ватикан.

"Нам нужно чудо, и пока нам не удалось его обнаружить, - сказал он. - Все, чем мы располагаем, это строительство послевоенной Европы, а Рим не признает это истинным чудом".

Шуман родился в Люксембурге и вырос в Меце, находившемся под контролем Пруссии. Во время Первой мировой войны он сражался на стороне армии кайзера, а когда Франция отвоевала Эльзас и Лотарингию, его гражданство автоматически переменилось. Став в 1947 году премьер-министром Франции, он все еще говорил с гортанным немецким акцентом.

План Шумана, по объединению в рамках Европы металлургической и угольной промышленности, стал предтечей нынешнего Европейского Союза. Его задачей было постепенное и полное экономическое объединение Европы.

И вот пятьдесят лет спустя ЕС отворачивается от христианских идеалов, вдохновлявших их основателя, отказываясь от всех упоминаний роли этой религии в проектах европейской конституции.

"Шуман перевернулся бы в гробу", - говорит Жак Парагон из Института Святого Бенуа. А Ватикан в отношении отца-основателя идеи объединенной Европы явно осторожничает.