До самого последнего момента Георг Ратцингер был убежден, что его брат, который младше его на три года, не станет Папой Римским. На закате жизни теперь он не желает ничего, кроме как регулярно видеться с Йозефом
 
До самого последнего момента Георг Ратцингер был убежден, что его брат, который младше его на три года, не станет Папой Римским. На закате жизни теперь он не желает ничего, кроме как регулярно видеться с Йозефом
Musica Sacra

До самого последнего момента Георг Ратцингер был убежден, что его брат, который младше его на три года, не станет Папой Римским. На закате жизни теперь он не желает ничего, кроме как регулярно видеться с Йозефом, отмечает сегодня немецкий еженедельник Stern (перевод на сайте InoPressa.ru).

Даже в 81 год распорядок дня Георга Ратцингера педантично соблюдается: каждое утро он совершает в храме мессу. После это седовласый старик слушает классическую музыку или сам садится за рояль. Ровно в двенадцать – обед.

Тихий час после обеда на протяжении десятилетий был для него святым делом.

Правда, в последние дни распорядок дня определял скорее конклав в Риме. Ведь прелат является родным братом нового Папы Бенедикта XVI.

Вплоть до самого последнего момента Георг Ратцингер был убежден, что его брат, который младше его на три года, не станет преемником Иоанна Павла II. На его лице было ясно написано напряженное ожидание.

"Мой брат точно не будет Папой", – почти упрямо говорил еще пару дней назад Георг. Правда, под конец его слова смягчились. "Человеку в возрасте обычно не доверяют такую ответственную задачу", – усомнился он в первый день работы конклава, непосредственно перед тем, как кардиналы закрылись в Сикстинской капелле. После этого у Георга Ратцингера больше не было контактов со своим братом. Он так же, как все другие верующие, был привязан к СМИ и весь следующий день сидел у телевизора.

Обычно братья созваниваются почти ежедневно. С детства они очень близки друг с другом. То же самое относилось и к их сестре Марии, которая повсюду следовала за "младшеньким" Йозефом и вела его хозяйство вплоть до своей смерти в 1991 году. Они выросли вместе в Верхней Баварии. Братья еще до Второй мировой войны начали учиться в семинарии. После этого они стали изучать теологию, а 29 июня 1951 года их обоих рукоположили в священники.

Затем их профессиональные пути разошлись. Йозеф Ратцингер последовательно делал карьеру церковного учителя, став профессором, когда ему еще не исполнилось и 30 лет. Он преподавал в университетах в Бонне, Мюнстере, Тюбингене и Регенсбурге. В Регенсбурге пути братьев вновь пересеклись на несколько лет.

Тем временем Георг изучал церковную музыку, и с 1964 года он является капельмейстером Регенсбургского собора. В 1965 году вместе со своими "воробушками" ("Соборные воробушки" – так называется всемирно известный хор мальчиков Регенсбургского собора) он отправился на Ватиканский собор в Рим. Перед 2000 епископами он в соборе святого Петра дирижировал старейшим в мире хором мальчиков. Там он встретил своего брата Йозефа: молодой профессор приехал в Вечный город в качестве советника.

Когда в 1977 году Йозефа Ратцингера возводили в достоинство архиепископа Мюнхенского и Фрейзингского, на церемонии снова не обошлось без "воробушков". В 1985 году они исполнили серенаду для Иоанна Павла II в его личных апартаментах в Ватикане. Ставший к тому времени близким соратником Папы кардинал Йозеф Ратцингер организовал это мероприятие для своего брата. Он с воодушевлением рассказал Каролю Войтыле о "неподражаемом звучании" хора мальчиков с его баварской родины. В 2001 братья Ратцингер в Мюнхене отметили золотой юбилей священничества.

Когда только случается возможность, братья стараются поддерживать контакты. "Мой брат приезжает ко мне раза четыре в год - на насколько дней", – говорит Георг. Раньше он сам довольно часто ездил в Рим. Но с тех пор как начались проблемы с глазами, такие поездки стали слишком трудны. На закате жизни Георг Ратцингер не желает ничего, кроме как регулярно видеться со своим знаменитым братом. Тот факт, что его выбрали Папой, быть может, не даст этому желанию осуществиться в полном объеме, пишет Stern.