Олег Козловский
 
Олег Козловский
Amnesty International

Следственный комитет явно не торопится расследовать похищение и избиение сотрудника международной правозащитной организации Amnesty International Олега Козловского в Ингушетии, приехавшего в эту республику для мониторинга протестных акций против соглашения о границе с Чечней.

"СК не сделал ничего кроме того, что отфутболил это дело на нижний уровень (куда мы как раз просили его не передавать), - написал пострадавший в Facebook 9 ноября. Даже не удосужились меня опросить".

Юристы, представляющие интересы Козловского, в настоящее время обжалуют бездействие следствия, а также намерены добиться проведения служебной проверки и привлечения к дисциплинарной ответственности лиц, допустивших волокиту при рассмотрении сообщения о преступлении в отношении Козловского, сообщает Комитет против пыток (КПП), куда пострадавший обратился за помощью после случившегося в Ингушетии.

"По закону сообщение о преступлении должно проверяться в течение трех суток с момента его поступления, при этом сотрудники Следственного комитета должны предпринять все меры для обеспечения скорейшего сбора и фиксации всех возможных доказательств, чтобы не допустить их утраты или уничтожения, - подчеркнул юрист КПП Дмитрий Пискунов, представляющий интересы Козловского. - Однако спустя уже месяц следователи не сделали ровном счетом ничего, не опрошен даже заявитель".

Били, пугали расстрелом, изнасилованием, кадыровцами

По словам Козловского, 5 октября он прибыл в столицу Ингушетии Магас, где в то время проходили протестные акции, а на следующий день в его номер в гостинице "Артис Плаза" постучался неизвестный мужчина и попросил выйти на улицу якобы для встречи с одним из организаторов протестов, подвел к автомобилю, припаркованному недалеко от входа в отель, и предложил подождать собеседника внутри, а сам ушел.

"Как только я сел внутрь, в машину заскочили двое мужчин в масках и кепках, отобрали у меня телефон и ценные вещи, ударили кулаком в лицо, заставили опуститься вниз и смотреть в пол, чтобы я не видел, куда мы поехали", - рассказывал Козловский.

Похитители вывезли его за город. "Приехали на какое-то поле, где меня раздели, сделали фото, угрожали их опубликовать, изнасиловать, передать кадыровцам", - перечислил правозащитник. По его словам, похитители назвались сотрудниками Центра по борьбе с экстремизмом (ЦПЭ) Ингушетии, но никаких документов не предъявили.

"Требовали согласиться работать на ЦПЭ - я отказался. Побили, сломали ребро, приставляли пистолет к затылку и говорили, что сейчас застрелят", - рассказал Козловский.

После угроз и двухчасовых издевательств от него потребовали никому ничего не говорить о случившемся, вернулись за вещами в гостиницу "Артис Плаза", а затем вывезли в Северную Осетию и высадили из машины у аэропорта в Беслане.

9 октября Козловский обратился в больницу за медицинской помощью. Врачи зафиксировали у него перелом ребра. В тот же день через интернет-приемную он обратился в СКР с заявлением, в котором подробно описал случившееся, однако из ведомства никто с ним не связывался.

В середине октября председатель Совета по правам человека (СПЧ) при президенте РФ Михаил Федотов обратился к руководителю СКР Александру Бастрыкину и главе Ингушетии Юнус-Беку Евкурову с просьбой взять дело о похищении и избиении Козловского на контроль, однако Евкуров подверг сомнению утверждения Козловского, и заявил, что инцидент мог стать провокацией.

Козловский после случившегося покинул Россию вместе с семьей, но писал, что намерен вскоре вернуться и продолжить работу. Также он говорил, что не ждет справедливого расследования: "Это стандартная реакция российских властей на подобные события: объявить, что этого не было, а если и было, то это чья-то провокация".

22 октября юристы КПК продублировали сообщение о преступлении в отношении Козловского, передав его в руки сотрудникам Главного следственного управления СК по Северокавказскому федеральному округу, но реакции не последовало. Лишь 30 октября Козловский из СКР получил письмо о том, что его заявление было передано для рассмотрения руководителю следственного управления СК по Ингушетии.

О том, что с каждым днем бездействия следователей в этом деле будет все меньше доказательств, свидетельствует ответ на адвокатский запрос из гостиницы "Артис Плаза", в котором говорится, что видеозаписи за 6 октября предоставить уже невозможно, поскольку они хранятся только семь дней, отмечает КПП.