Президент Владимир Путин, оказавшийся в тисках собственной прошлой политики в Чечне и в области безопасности, теперь старается найти решение, которое было бы адекватной реакцией на самый серьезный вызов за время его правления
 
Президент Владимир Путин, оказавшийся в тисках собственной прошлой политики в Чечне и в области безопасности, теперь старается найти решение, которое было бы адекватной реакцией на самый серьезный вызов за время его правления
Архив NEWSru.com

Президент Владимир Путин, оказавшийся в тисках собственной прошлой политики в Чечне и в области безопасности, теперь старается найти решение, которое было бы адекватной реакцией на самый серьезный вызов за время его правления - цепь террористических атак, в результате которых погибло больше 400 человек, пишет влиятельная американская газета The Wall Street Journal (перевод на сайте Inopressa.ru).

Кремль, находясь под давлением, пытается продемонстрировать, что он в состоянии остановить волну террора. Глава генштаба Юрий Балуевский сказал, что Россия намерена наносить превентивные удары по террористическим базам, где бы они ни были. Правда, на данный момент, похоже, российским властям неизвестно, где именно они находятся: вчера ФСБ предложила 10 млн долларов за информацию о местонахождении лидеров боевиков Шамиля Басаева и Аслана Масхадова.

Путин, пришедший к власти четыре года назад как твердый политик, решительно взявшийся за борьбу с терроризмом, теперь оказался в затруднительном положении в связи с необходимостью отреагировать на события в Беслане, окончившиеся кровавой бойней.

Два года назад он объявил победу в войне в Чечне и передал управление правопорядком в руки местной администрации, которой руководили лояльные к Москве чеченцы.

Если он отреагирует на бесланский теракт новым наступлением на Чечню, то тем самым дискредитирует собственные заверения, что жизнь в Чечне нормализовалась.

Но есть некоторые признаки того, что Кремль ищет новых способов разрешения проблем в регионе. Во время встречи с иностранными журналистами Путин пообещал предоставить Чечне широкую автономию, а правительству Чечни - больше контроля над нефтью, производимой в Чечне, которая до сих пор направлялась в Москву.

Более того, по некоторым данным, Путин был готов на серьезные уступки в обмен на освобождение заложников в Беслане. Николай Мосинцев-Озеранский, президент фонда "Дети и молодежь против терроризма и экстремизма", рассказал, что был свидетелем телефонного разговора между местными руководителями и Кремлем, в котором Путин обсуждал возможность вывести войска из Чечни и освободить заключенных боевиков, если террористы освободят заложников. Представитель Кремля отказался прокомментировать эту информацию.

Официально Путин продолжает настаивать, что не станет вести переговоры с теми, кого он называет террористами, несмотря на призывы со стороны Запада делать различие между экстремистами и умеренными сепаратистами. Такими, как Масхадов, который мог бы сыграть ключевую роль в улаживании чеченского конфликта.