Рамазан Джалалдинов
 
Рамазан Джалалдинов
instagram.com/kadyrov_95

Уполномоченный по правам человека в Чечне Нурди Нухажиев заявил, что история с исчезновением и скорой находкой жителя села Кенхи Рамазана Джалалдинова, ранее осмелившегося публично пожаловаться президенту Владимиру Путину на чеченские власти, является спланированной акцией врагов России, направленной против Чеченской Республики. При этом он допустил, что эти самые "враги" могут в итоге убить Джаладинова, бежавшего из Чечни.

"Налицо начало новой кампании против Чеченской Республики", - цитирует Нухажиева агентство "Грозный-информ". При этом омбудсмен выразил уверенность, что подробности внезапного исчезновения Джалалдинова не случайно были обнародованы "членами пятой колонны" 10 ноября - в День сотрудников органов внутренних дел РФ.

"Они, видимо, рассчитывали тем самым подорвать авторитет сотрудников органов внутренних дел. Нелепые обвинения в адрес генерал-майора полиции (замглавы МВД Чечни Апти Алаудинова. - Прим. NEWSru.com) не могут иметь под собой никакой почвы", - подчеркнул уполномоченный.

По его словам, нет никаких сомнений в том, что "провокация тщательно готовилась и автором сценария является уж точно не Джалалдинов", его "просто снова взяли в оборот те же силы, которые его и подбивали прежде".

"Но Джалалдинову стоит подумать и над тем, на что намекнула Ганнушкина. Ведь не исключено, что ее заграничным кураторам срочно потребовалась еще одна ритуальная жертва, а не живой "герой", - резюмировал Нухажиев.

"Сакральная жертва"

Издание "Московский комсомолец" напоминает в этой связи, что нынешний президент Владимир Путин во время своей предвыборной кампании в феврале 2012 года ввел в отечественный политический обиход понятие "сакральная жертва". Путин тогда сказал, что представители оппозиции и те, "кто за границей сидит", ищут так называемую сакральную жертву из числа известных людей: "Сами грохнут, а потом будут власти обвинять".

10 ноября 2016 года правозащитница Светлана Ганнушкина сообщила, что пропавший Джалалдинов вышел на связь и заявил, что он жив и здоров, находится за пределами Чечни, а также попросил его не искать. По словам Ганушкиной, Джалалдинов рассказал, что 2 ноября его вместе с женой Назират привезли в Грозный на встречу с первым заместителем главы МВД Чечни Апти Алаудиновым и тот якобы грозил, что если аварец "не перестанет поднимать проблемы своего села", то его "постигнет та же участь, что и убитых Ямадаевых, правозащитницу Наталью Эстемирову и политика Бориса Немцова".

Между тем в марте 2015 года теперь уже бывший официальный представитель Следственного комитета РФ Владимир Маркин высказал предположение, что убийство Немцова было провокацией для дестабилизации политической обстановки в России, а известный оппозиционный политик мог стать "сакральной жертвой" для тех, кто не гнушается никакими методами для достижения своих политических целей.

После встречи с замом главы чеченской полиции, как рассказал Ганнушкиной Джалалдинов, у него и его сына отобрали паспорта и скинули его телефон в пропасть, а село Кенхи взяли под усиленную охрану, выставив посты полиции, но ему удалось незаметно выехать из села, а затем перейти горный перевал Чентык, соединяющий Чечню с Дагестаном.

По словам Ганнушкиной, в ту же ночь Джалалдинова начали искать в Чечне, обыскивая дома его односельчан с угрозами, а его семью взяли на круглосуточный контроль и теперь отслеживают все их контакты с внешним миром. Кроме того, по данным правозащитницы, были активизированы поиски Джалалдинова в Дагестане, где проживают его родственники и односельчане.

Ранее Нухажиев заявлял, что начал проверку после сообщений о пропаже Джалалдинова, и подчеркивал, что говорить о его исчезновении пока преждевременно - тот мог потеряться или "упасть где-то".

Еще одну проверку поручил начать прокурор Чечни Шарпудди Абдул-Кадыров. При этом в правоохранительных органах республики сообщили, что семья Джалалдинова с письменным заявлением о его исчезновении и просьбой установить местонахождение не обращалась.

В Кремле призвали не поднимать панику вокруг исчезновения Джалалдинова. Пресс-секретарь президента РФ Владимира Путина заявил, что от родственников пропавшего не было никаких "алармистских" сигналов.

При этом именно родственники Джалалдинова сообщили о его пропаже журналистам 7 ноября. По их словам, 3 ноября Джалалдинов собирался уехать из Чечни с сыном "из-за полученных при строительстве нового дома травм", однако их задержали полицейские, которые допросили их, забрали паспорта и мобильные телефоны, после чего освободили. А на следующий день семья не нашла Джалалдинова в комнате, где он уснул накануне.

Обращение к Путину и его последствия

Рамазан Джалалдинов в начале мая обнародовал видеообращение к президенту Владимиру Путину и Генпрокурору Юрию Чайке. В своей жалобе аварец утверждал, что чеченские чиновники отнимают у жителей значительную часть компенсаций за разрушенное во время второй чеченской кампании жилье, удерживают зарплату бюджетников и в целом устраняются от помощи людям.

13 мая дом Джалалдинова в селе Кенхи был сожжен. По словам его супруги, в тот день люди в масках зашли в их жилище, посадили ее и детей в машину, после чего "бросили их под мостом" и подожгли дом. По версии Кадырова, Джалалдинов свой дом сжег сам, чтобы выставить местные власти в негативном свете.

30 мая телеканал "Грозный" показал видео с извинениями Джалалдинова перед главой Чечни Рамзаном Кадыровым за критику в его адрес и "провоцирование народа". Аварец, бежавший из Чеченской Республики и постоянно менявший места ночевки, чтобы его не похитили и не "отвезли к Кадырову", объявил, что возвращается в родное село, и назвал свой видеоролик о коррупции в регионе и плачевном состоянии Кенхи "ошибкой".

Между тем 20 мая земляки Джалалдинова написали письмо Путину, в котором предложили конспирологическое объяснение поведения своего односельчанина: "необразованным" Джалалдиновым пользуются "враги России для достижения своих грязных задач в информационных войнах".