Он также предположил, что инициаторы его преследования премьер-министр Владимир Путин и вице-премьер Игорь Сечин больше не являются непосредственными контролерами второго судебного процесса над ним и его партнером Платоном Лебедевым В интервью журналу "Русский Newsweek" экс-глава ЮКОСа рассказал, какие властные структуры контролируют второй процесс по его делу и чего боится обвинение
ВСЕ ФОТО
 
 
 
Он также предположил, что инициаторы его преследования премьер-министр Владимир Путин и вице-премьер Игорь Сечин больше не являются непосредственными контролерами второго судебного процесса над ним и его партнером Платоном Лебедевым
www.government.ru
 
 
 
В интервью журналу "Русский Newsweek" экс-глава ЮКОСа рассказал, какие властные структуры контролируют второй процесс по его делу и чего боится обвинение
RTV International
 
 
 
Главным следствием дела ЮКОСа бывший владелец компании считает то, что захват бизнеса с помощью коррумпированного правосудия стал повсеместной практикой
НТВ

Экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский не считает для себя возможным признавать вину в преступлениях, которых он не совершал, и не будет подавать прошение о помиловании. Об этом он заявил в интервью журналу "Русский Newsweek".

"Пока все мои усилия сосредоточены на том, чтобы добиться законного и объективного решения по тому делу, которое сейчас рассматривается в Хамовническом суде. Признавать вину в несуществующих преступлениях для меня неприемлемо", - сказал Ходорковский.

Главным следствием дела ЮКОСа бывший владелец компании считает то, что захват бизнеса с помощью коррумпированного правосудия стал повсеместной практикой. "Новые аналоги дела ЮКОСа уже существуют. Просто не того масштаба", - уверен Ходорковский.

Он также предположил, что инициаторы его преследования премьер-министр Владимир Путин и вице-премьер Игорь Сечин больше не являются непосредственными контролерами второго судебного процесса над ним и его партнером Платоном Лебедевым. "Сейчас большей частью дело двигает бюрократия даже не верхнего эшелона", - сказал Ходорковский.

Еще одним следствием дела, по мнению экс-главы ЮКОСа, стала потеря доверия общества к суду. "Мало кто сомневается теперь, что под влиянием политического давления суд может принять неправовое решение", - подчеркнул Ходорковский.

Напомним, сейчас в Хамовническом суде Москвы проходит второй процесс по делу ЮКОСа. Ходорковскому и Лебедеву вменяется в вину хищение акций компании "Томскнефть" и самой нефти, принадлежавшей "дочкам" ЮКОСа - на сумму 900 млрд рублей, а также легализация украденного.

На минувшей неделе прокуроры зачитывали обвинение, в ближайшее время суд начнет допрос свидетелей. Ходорковский хотел выступить в суде с ответными показаниями по всем четырем пунктам обвинения, однако суд не дал ему этого сделать.

В интервью журналу Ходорковский по этому поводу заявил: "Обвинение рассчитывает на "басманное правосудие", толкующее любой документ, любой закон в пользу начальства. Но само обвинение не может объяснить, как совершено то, в чем оно обвиняет, что доказывают его доказательства".

"Единственный шанс прокуроров - запутать, заболтать процесс, а потом заставить судью подписать чушь. Скажите, в такой ситуации зачем им мои разъяснения? Они их просто боятся, как боятся любого живого слова с этого процесса".

Между тем в понедельник суд отклонил ходатайство защиты Ходорковского и Лебедева об отводе прокурора, сообщает Каспаров.Ru. Данное ходатайство было заявлено 14 августа и основывалось на том, что гособвинители, по мнению подсудимых и их адвокатов, заинтересованы в обвинительном исходе дела.

В ходатайстве указывалось на то, что для достижения цели прокуроры, при оглашении документов, искажают их содержание, вводя суд в заблуждение. Однако судья Виктор Данилкин никакой личной заинтересованности гособвинителей не усмотрел. По его мнению, отраженном в постановлении, "искажение возникают из-за неточности перевода иноязычных документов". И прокуроры за это ответственности не несут, отметил судья.

В 2005 году Ходорковский и Лебедев были осуждены по первому делу ЮКОСа - за финансовые махинации - и приговорены к девяти годам лишения свободы. Впоследствии срок был сокращен до восьми лет.