В самое ближайшее время люди с нарушением слуха смогут воспользоваться принципиально новой услугой МГТС и общаться друг с другом при помощи специальных телефонов с текстовыми выходами, или, попросту говоря, текстофонов
 
В самое ближайшее время люди с нарушением слуха смогут воспользоваться принципиально новой услугой МГТС и общаться друг с другом при помощи специальных телефонов с текстовыми выходами, или, попросту говоря, текстофонов
Версия

В самое ближайшее время люди с нарушением слуха смогут воспользоваться принципиально новой услугой МГТС и общаться друг с другом при помощи специальных телефонов с текстовыми выходами, или, попросту говоря, текстофонов. Однако сами глухие от новинки почему-то не в восторге, объясняя это тем, что подобный вид связи опоздал как минимум лет на 15, пишет газета "Версия".

Новинка представляет собой телефонную приставку с клавиатурой, которую можно подключать как к телефонной линии, так и к компьютеру. Распространяться такие приставки будут преимущественно через общества глухих. Однако сами представители организаций относятся к нововведению довольно скептически. Как сообщили во Всероссийском обществе глухих, вопрос о создании подобных телефонов возник ещё 15 лет назад. Первая модель телефона с бегущей строкой была разработана в 1990 году на Пермском телефонном заводе "ТЕЛПА". Правда, в широкое пользование она тогда не поступила: всему виной была явно завышенная цена аппарата - в 5-6 раз больше средней пенсии. В отличие от других технических средств, которые наши инвалиды по слуху обычно получают бесплатно, этот вид связи распространялся только за деньги.

Чуть позже стали появляться и другие разработки, но все они по своей сути представляли лишь модификации первого текстофона. Как, собственно, и "Диалоги", которых, кстати, в Москве в качестве эксперимента раздали уже около тысячи штук.

Но за 15 лет технологии резко рванули вперед, пишет газета. Стоимость "Диалога" около 5 тысяч рублей - за эти деньги сегодня можно купить очень даже неплохой сотовый телефон с полным набором функций, включая, естественно, и SМS. А ведь по сравнению с мобильником у текстофона есть ряд существенных минусов. Во-первых, использовать его можно только дома, общаясь исключительно с теми, у кого есть такой же телефон, а, во-вторых, считывать текст с дисплея, по отзывам самих глухих, гораздо труднее, чем с экрана мобильника.

"Наша главная задача - обеспечить интеграцию инвалидов по слуху, - рассказали во Всероссийском обществе глухих, - а тут, наоборот, получается, что инвалидов заставляют общаться только с такими же, как они".

Не секрет, что на Западе слабослышащие уже вовсю пользуются ноутбуками и карманными компьютерами с выходом в интернет. Так что же получается: отечественные разработки устарели, ещё даже не успев появиться, отмечает газета.

Связь с окружающим миром вообще, пожалуй, самая серьёзная проблема для глухих. Для большинства здоровых людей не составляет труда получить необходимую справку, позвонить в "Скорую" или вызвать милицию. Для сравнения, на Западе во многих городах уже давно существуют единые диспетчерские пункты. То есть глухой при помощи любого средства связи, начиная от факса и заканчивая SMS-сообщениями, может связаться с таким центром, где ему помогут решить все проблемы. В России же идея подобной службы пока что находится только в стадии разработки, и появится она в лучшем случае через несколько лет.

Если обратиться к статистике, то даже во Всероссийском обществе глухих точно не знают количества инвалидов по слуху в стране. Проблема в том, что в пенсионном удостоверении, которое получает инвалид, не записано, что он слабослышащий. Тем не менее приблизительно можно говорить о 13 млн глухих по стране, из которых в Москве проживают примерно 600 тысяч. Вот только при распределении бюджетных средств ориентироваться нужно отнюдь не на "приблизительно", отмечает издание.

Нельзя не сказать и о другой проблеме. Подавляющее число работников социальной сферы не может объясниться с глухим. Здесь также необходимо перенимать западный опыт, где некоторые врачи в поликлиниках, полицейские на улицах и продавцы в магазинах знают минимальный набор жестового языка. Это обычная дактилология - язык общения на основе азбуки для глухих, в которой каждый знак соответствует определённой букве алфавита.

Но самый серьёзный вопрос - трудоустройство. Здесь сложности начинаются уже в детстве - школа, потом вуз. В России таких школ немного. Как следствие - отсутствие необходимого образования и квалификации. Да и что скрывать, работодатели элементарно боятся брать слабослышащих на работу, несмотря на то, что те традиционно считаются трудолюбивыми и ответственными работниками.

Таким образом, все еще не получается отойти от практики изоляции инвалидов и перейти к реальной интеграции их в общество, заключает газета.