Обстановка у здания Бабушкинского районного суда города Москвы, 20 февраля 2021 года
Фото: sotavision / YouTube.com
Обстановка у здания Бабушкинского районного суда города Москвы, 20 февраля 2021 года Автозак из СИЗО "Матросская тишина" в сопровождении двух машин полиции приехал в Бабушкинский районный суд Москвы, где должно состояться рассмотрение жалоб защиты Алексея Навального на постановление Симоновского районного суда Москвы об отмене условного срока и замене его на реальный
 
 
 
Обстановка у здания Бабушкинского районного суда города Москвы, 20 февраля 2021 года
Фото: sotavision / YouTube.com
 
 
 
Автозак из СИЗО "Матросская тишина" в сопровождении двух машин полиции приехал в Бабушкинский районный суд Москвы, где должно состояться рассмотрение жалоб защиты Алексея Навального на постановление Симоновского районного суда Москвы об отмене условного срока и замене его на реальный
АГН Москва

Автозак из СИЗО "Матросская тишина" в сопровождении двух машин полиции приехал утром в субботу в Бабушкинский районный суд Москвы, где затем состоялось рассмотрение жалоб защиты Алексея Навального на постановление Симоновского районного суда Москвы об отмене условного срока и замене его на реальный, передает РИА "Новости". В последнем слове Алексей Навальный заявил, что не одинок в неприятии российской репрессивной системы, а его борьбу за "свободную Россию" поддерживают миллионы сограждан.

В начале заседания, онлайн которого вела "Медиазона", судья Мосгорсуда Дмитрий Балашов спросил, есть ли у сторон отводы. В ответ на это Алексей Навальный поинтересовался, почему заседание проходит в Бабушкинском суде. "В ваших интересах, чтобы адвокаты по городу не ездили", - ответил судья.

"А-а, в моих интересах! Спасибо!" - иронически поблагодарил судью Навальный. - Еще лучше было бы, если бы вы меня освободили. Я слышал, там решение суда имеется такое". Политик напомнил про опубликованное 17 февраля решение ЕСПЧ о немедленном его освобождении.

- Суд старается "не затягивать процесс"
- Прокурор: Навальный ставит себя "выше закона"
- Последнее слово

Судья призвал всех соблюдать регламент, чтобы можно было "спокойно рассмотреть это дело, во всем разобраться".

Прокурор попросил запретить видеосъемку. Однако Алексей Навальный выступил за допуск тележурналистов. Он сказал, что перед прошлым заседанием ему тоже обещали обеспечить видеозапись заседания, но этого не случилось.

Адвокат Навального Вадим Кобзев отметил, что на него направлен фотоаппарат пресс-службы суда, установленный на штативе. Судья заверил, что ведется только аудиозапись, а видео будет снято только в момент оглашения решения суда. "Тогда у меня просьба развернуть девайс", - сказал Кобзев. После этого пресс-секретарь суда отвернул фотокамеру в сторону.

Адвокат Ольга Михайлова подала ходатайство о применении обеспечительной меры - освобождения Навального. В ходатайстве говорится про ратификацию Конвенции по правам человека. Адвокат зачитала ее статьи.

Михайлова сказала, что обратилась в ЕСПЧ 20 января в связи с тем, что жизни и здоровью Навального угрожает опасность, пока он находится под полным контролем российских властей. Она напомнила про ухудшение его состояния в спецприемнике и отравление. Адвокат подчеркнула: Навальный представил конкретные имена отравителей и доказательства.

Ольга Михайлова также процитировала решение ЕСПЧ об освобождении, в котором говорится, что его неисполнение может повлечь нарушение Конвенции, которое будет рассматриваться как воспрепятствование эффективному исполнению решения суда.

"Обеспечительные меры выполняются мгновенно, - подчеркнула адвокат. - "Даже уже в переделанной Конституции остался пункт о том, что решение Европейского суда имеет первоочередное значение".

Прокурор Екатерина Фролова возразила, замечая, что некоторым приходится ждать решений ЕСПЧ по несколько лет, а Навальный получил его слишком быстро. Судья сказал, что ходатайство будет принято во внимание при вынесении итогового решения.

Суд старается "не затягивать процесс"

Пересказывая фабулу дела, судья упомянул и жалобы адвокатов. Они указывали на нарушения международного права начиная с 2017 года. Адвокаты говорили, что Навальный уведомлял инспекцию о лечении в Берлине и подчеркивали, что испытательный срок к моменту подачи жалобы ФСИН уже истек.

Учитывая отравление Навального и отказ в возбуждении уголовного дела, уточняли защитники, есть основания опасаться за жизнь оппозиционера. Кроме того, Навальный своевременно отмечался в инспекции, хоть и в другие дни.

Судья попросил стороны "быть в своих выступлениях лаконичными, краткими, чтобы не затягивать" процесс.

"Ну хорошо, ваша честь, тогда сейчас скажу, в прениях буду поменьше говорить, - взял слово Алексей Навальный. - Я, безусловно, поддерживаю доводы, и даже не буду говорить про такую вещь, как решение суда, на которое никто не обращает внимание, как и на то, что меня пытались отравить. Ну, ерунда какая-то. Потом я поговорил с чуваком, который ездил стирать мои трусы".

Решение о замене наказания на реальный срок можно было бы рассмотреть только если бы он скрывался, добавил Навальный. "Более менее весь мир знал, где я нахожусь. Наш разговор с прокуратурой, с инспекцией - странный, - отметил оппозиционер. - Вот сейчас самая модная вещь - тикток, там есть такой шаблон: "А все уже все, надо было раньше". Я сам такое записывал. Вот у нас так же: мне говорят, все уже. А я говорю - а мы же уведомили. А прокуратура говорит - а раньше надо было".

Алексей Навальный подчеркнул, что не скрывался от властей. "Я купил билет, поехал домой, и мне говорят - ты скрывался. Я говорю, да нет, а мне говорят - да раньше надо было. Если б я скрывался, я б не стоял в этом прекрасном аквариуме", - пояснил Навальный, постучав по стеклу.

Адвокат Ольга Михайлова добавила, что Навальный не скрывался, а получил "тяжелейшее отравление". В материалах дела есть справки об амбулаторном лечении, а у инспекции ФСИН был даже берлинский адрес оппозиционера, по которому Симоновский суд направлял документы. Она напомнила, что ЕСПЧ установил нарушения в решении по делу "Ив Роше", и использовать его теперь - незаконно.

Прокурор Екатерина Фролова в своей речи возвратилась к старому доводу о том, что период реабилитации Навального российские власти не считают лечением и полагают, что он в это время скрывался. Доводы защиты она назвала надуманными.

Фролова также заметила, что Верховный суд РФ не нашел в деле "Ив Роше" нарушений, поэтому нет оснований оценивать деятельность братьев Навальных как законную предпринимательскую.

Алексей Навальный выразил недоумение, почему дело "Ив Роше" тянется годами: "Так это все странно. Вот судили меня по этому делу в 2014 году. Потерпевшие были в зале суда и говорили, прям под протокол судье, что не нанес Навальный никакого ущерба. А судья им на это говорит, что следствию лучше известно, нанес или не нанес. А потом было решение ЕСПЧ, что дело сфабриковано, а теперь есть решение что меня нужно освободить. А меня все судят и судят, и это выглядит очень странно".

Адвокат Кобзев напомнил и про странные события, случившиеся в последние три дня до Нового года: сначала власти молчали, а после того, как Навальный анонсировал возвращение в Россию, активизировалась ФСИН, розыск, СК завел новое уголовное дело, а мировой судья, у которого было дело о клевете, "вдруг неожиданно, не имея никаких документов, отменяет постановление о том, что следствие приостановлено - установил, видимо телевизор посмотрел, что Навальный выздоровел, и решил дело возобновить". "Нельзя никак объяснить кроме как тем, что всем этим органам сказал один другой большой орган", - резюмировал защитник.

Прокурор: Навальный ставит себя "выше закона"

Прокурор Фролова укорила защиту в том, что она "уклонялась от обсуждения фактов". По утверждению гособвинителя, Навальный только через два месяца после выписки из клиники направил в УИС ФСИН уведомление, где говорилось про амбулаторное лечение, за которое ему никто и не предъявляет претензий.

Фролова считает, что оппозиционер пытается декларировать "право на исключительность, право быть выше закона": так, он должен был являться на регистрацию, когда скажет УИС, а не когда ему удобно.

Период реабилитации, говорит прокурор, она не может "считать фактом" - в медицинском журнале Lancet говорилось лишь о выписке в связи с выздоровлением - но фактами можно считать то, что он сам дал знать о себе. Такими фактами в жизни Навального Фролова считает "прогулку с сыном" и "интервью известному блогеру".

"Где, по мнению осужденного, УИС должна была его зарегистрировать? В лесу? На водопаде? У озера? Осужденный нагло бросил вызов закону!" - сыпет гневными вопросами прокурор.

Последнее слово

В последнем слове Алексей Навальный заявил, что весь судебный процесс стал своеобразным сигналом, "который посылает мне власть и владелец замечательного дворца Владимир Путин". "Он как жонглер или фокусник говорит: смотри, мы можем эту судебную систему вертеть на любой части тела, вот прямо так. Но мне кажется, что такая их бравада - вижу это не я один, а и обычные люди, которые смотрят на это, и на них это тяжелое впечатление производит. Каждый думает, а если я столкнусь с судебной системой, какие шансы у меня добиться?" - пояснил оппозиционер.

Он подчеркнул, что не жалеет о своем возвращении в Россию, где его ждала тюрьма. "Не очень наслаждаюсь тем местом, где я нахожусь, и тем не менее не испытываю никаких сожалений от того, что я вернулся, потому что я все сделал правильно, я испытываю удовлетворение - в сложный момент я делал как положено по инструкции, и заповедь не предал", - сказал Алексей Навальный.

По его словам, вся мощь государственной машины подавления направлена на то, чтобы "сначала запугать, а потом доказать, что ты один". "Но я совершенно не чувствую себя одиноким. <...> Вся страна повторяет, что сила в правде, за кем правда, тот и победит. И несмотря на то, что страна наша сейчас построена на несправедливости - мы постоянно сталкиваемся с несправедливостью, худший вид - вооруженная несправедливость - но одновременно миллионы людей хотят добиться правды, и рано или поздно они ее добьются, насытятся", - добавил Алексей Навальный.

Далее он стал описывать "прекрасную Россию будущего", в которой, по его мнению, хотели бы жить даже судящие его прокуроры и служители Фемиды. "Важная вещь, которую я хочу сказать власти в лице вас - важно не бояться тех, кто добивается правды. Кто-то опасается - революция, будут потрясения. Но подумайте сами, как хороша была бы жизнь без постоянного вранья, этой лжи. Это восхитительно - подумайте сами, работать судье без телефонного права, большая зарплата, ты классный судья, ты рассказываешь детям и внукам. Классно было бы быть прокурором в состязательной системе, который ведет тонкую юридическую игру. И я не верю, что люди хотят стать полицейскими, чтобы рассказывать, как классно они раскроили на митинге кому-то голову", - пояснил оппозиционер.

Он добавил, что желает России не только свободы, но также процветания и счастья. "Я хочу, чтобы Россия была богатой, чтобы национальные богатства справедливей распределялись, все получали долю нефтегазового пирога. Чтобы было нормальное здравоохранение, чтобы люди доживали до пенсионного возраста. Я хочу, чтобы образование было нормальное. Чтобы за одну и ту же работу зарплата была такая же, как и в европейской стране. Я и другие вещи хочу - потому что Россия во всех направлениях несчастна", - сказал Навальный, предложив изменить лозунг "Россия будет свободной". "Россия должна быть не только свободной, но и счастливой. Россия будет счастливой. У меня все". На этом он завершил свое выступление. Судья ушел в совещательную комнату.

За несколько часов до начала заседания в Бабушкинском суде из СИЗО выехало выехали три автозака, в том числе один с госномером 2481 в сопровождении двух полицейских машин. Вскоре он заехал на территорию суда. В нем, предположительно, находился Навальный, отмечает РИА "Новости".

С раннего утра у суда дежурят сотрудники полиции.

В субботу Алексей Навальный примет участие в двух судебных заседаниях - по жалобам его защиты на постановление о замене условного срока реальным, а также в деле о клевете на ветерана Великой Отечественной войны. В рамках этого процесса, как ожидается, оппозиционный политик выступит с последним словом.

Оппозиционный политик Алексей Навальный 17 января приехал в Россию из Германии после лечения в клинике "Шарите" от отравления химоружием семейства "Новичок". Оппозиционер считает, что к его отравлению причастны сотрудники ФСБ, действовавшие по указке президента РФ Владимира Путина. Российские власти отказались возбуждать уголовное дело и не признали факт отравления.

Алексей Навальный был задержан сразу после возвращения в РФ, в аэропорту Шереметьево. Уже 2 февраля суд в Москве принял решение заменить Навальному условный срок по делу "Ив Роше", которое ЕСПЧ ранее назвал политически мотивированным, на реальный. Политика приговорили к двум годам и восьми месяцам лишения свободы. Суд счел законными требования ФСИН, утверждавшей, что оппозиционер систематически нарушал условия отбывания наказания, так как в период лечения в Германии не отмечался в уголовно-исполнительной инспекции. Всего ФСИН насчитала более 50 нарушений у Навального.

5 февраля началось рассмотрение дела о клевете в отношении ветерана, которое возбудили в отношении Навального из-за его постов в Twitter и Telegram. В них политик подверг критике людей, снявшимся в ролике RT в поддержку изменения Конституции. Навальный назвал агитаторов за поправки "голубчиками", "продажными холуями", "предателями" и "людьми без совести". Помимо Артемия Лебедева, Ивана Охлобыстина и других знаменитостей, в съемках этого ролика участвовал и 94-летний ветеран Игнат Артеменко.

В конце января и начале февраля по всей России прошли акции в поддержку Алексея Навального. Власти ответили на это масштабными репрессиями, в том числе обысками, массовыми административными арестами и возбуждением уголовных дел. Всего в связи с акциями в поддержку Навального были задержаны более 11 тысяч человек.

В среду, 17 февраля, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) постановил, что российские власти должны незамедлительно освободить оппозиционера Алексея Навального в соответствии с правилом 39 регламента суда - о применении обеспечительных мер. Глава Минюста Константин Чуйченко требование ЕСПЧ назвал необоснованным, неправомерным, а также заведомо невыполнимым.