В районе острова Борнхольм во впадине находится самой крупное захоронение химического оружия, радиус которого не превышает 3 км. Эту территорию можно засыпать грунтом, который суда-землечерпалки или земснаряды будут забирать в непосредственной близости
 
В районе острова Борнхольм во впадине находится самой крупное захоронение химического оружия, радиус которого не превышает 3 км. Эту территорию можно засыпать грунтом, который суда-землечерпалки или земснаряды будут забирать в непосредственной близости
commons.wikimedia.org

Заведующий лабораторией Атлантического отделения Института океанологии им. П. Ширшова РАН, доктор наук Вадим Пака предложил нейтрализовать захоронение химического оружия времен Второй мировой войны, засыпав его с помощью судов-землечерпалок.

"В районе острова Борнхольм во впадине находится самой крупное захоронение химического оружия, радиус которого не превышает 3 км. Эту территорию можно засыпать грунтом, который суда-землечерпалки или земснаряды будут забирать в непосредственной близости - на возвышенности морского дна, которое называется Слупский порог", - цитирует ученого "Интерфакс".

Эта морская гряда, говорит Пака, состоит из моренной глины, которая способна стать надежным саркофагом для химического оружия. Небольшая группа специализированных судов могла бы выполнить эту задачу за несколько лет. Но подобный проект может серьезно повлиять на экологическую систему Балтики.

"Дело в том, что воды Балтики вентилируются через Датские проливы водой Атлантического океана. Слупский порог, расположенный между Борнхольмской и Гданьской котловиной, не дает им распространяться по всей Балтике. Это происходит лишь при очень большом затоке воды из океана и весьма редко. Уменьшение высоты порога на 20 метров позволит регулярно "запускать" в Балтику массу морской воды, богатой кислородом", - пояснил эксперт по проблемам экологической безопасности затопленного химоружия.

При воплощении проекта экосистема Балтийского моря неминуемо изменится, поскольку соленость воды возрастет. Какие последствия это вызовет, могут показать масштабные исследования и научные прогнозы.

Оценивая нынешний уровень опасности захоронения в районе острова Борнхольм, Пака заверил, что на сегодня в пробах морской воды, взятых рядом с боеприпасами, нет следов отравляющих веществ. Малейшие дозы найдены в придонном иле, который может быть вынесен течениями в другие районы Балтики. Но и там их концентрация не будет представлять опасности для экосистемы моря.

Самые крупные захоронения химического оружия в Балтийском море расположены неподалеку от датского острова Борнхольм. В этом районе затоплено 32 тысячи тонн боеприпасов, содержащих 11 тысяч тонн отравляющих веществ. 70% из них - иприт, 20%- субстанции, содержащие мышьяк.

Отравляющие вещества были захоронены на Балтике американскими, британскими и советскими вооруженными силами, в том числе были потоплены целые корабли, захваченные у нацистской Германии. 10 лет назад ученые уже поднимали тревогу, уверяя, что под воздействием морской воды обшивка оружия и контейнеров подверглась коррозии и стала пропускать яды - мышьяк, горчичный газ и зарин. Смертоносные вещества были обнаружены в осадочных породах, а горчичный газ даже вымывался на берег.

Как утверждает "Военное обозрение", в местах захоронений уже появились рыбы и птицы с различными мутациями и генетическими дефектами.

По обнародованной информации, найденное на территории Западной Германии "оружие Судного дня" затопили в четырех районах прибрежных акваторий Западной Европы: в Скагерраке недалеко от шведского порта Люсечиль, на норвежском глубоководье недалеко от Арендаля, между материком и датским островом Фюн и недалеко от Скагена, крайней северной точки Дании. Всего же в шести районах на морском дне было похоронено порядка 302 875 тонн различных отравляющих веществ или приблизительно 1/5 часть от общего запаса. Вплоть до 60-х годов считалось, что даже при возникновении утечек никаких последствий не будет, однако затем был открыт канцерогенный характер использованных при создании оружия веществ. В настоящее время последствия утечек хуже поддаются оценке и прогнозированию, чем даже радиационное заражение.

Схроны с опасными химикатами существуют в водах США, Австралии, Великобритании, Канады, Японии и России. А о некоторых вообще ничего не известно, поскольку Международная конвенция по запрещению химического оружия обязала страны сообщать о захоронениях химических агентов только с 1985 года.

По сравнению с океаническими захоронениями балтийские особенно опасны. Балтийское море мельче, чем большинство других, наполовину закрыто, его солоноватые воды обновляются каждые 30 лет. Ранее экологи подсчитывали, что первый существенный выброс иприта в этом районе должен произойти примерно через 60 лет после захоронения и будет продолжаться несколько десятилетий.

Технологии изолирования захоронений существуют и были отработаны на практике после гибели советской атомной подводной лодки "Космомолец", утверждает NewsBalt. Как полагает экс-глава российского Комитета по проведению подводных работ особого назначения, вице-адмирал Тенгиз Борисов, эти технологии могут быть использованы и на Балтике. Западные эксперты в свою очередь склоняются к перезахоронению судов на больших глубинах в открытом океане, допуская и строительство саркофагов. Любое решение, за исключением игнорирования, обойдется в миллионы долларов, и до сих пор не ясно, кто должен за это платить.