Главный обвиняемый по делу об убийстве журналиста газеты "Московский комсомолец" Дмитрия Холодова бывший начальник разведки ВДВ Павел Поповских утверждает, что никогда не давал указания своим подчиненным устранить журналиста
 
Главный обвиняемый по делу об убийстве журналиста газеты "Московский комсомолец" Дмитрия Холодова бывший начальник разведки ВДВ Павел Поповских утверждает, что никогда не давал указания своим подчиненным устранить журналиста
Архив NEWSru.com

Главный обвиняемый по делу об убийстве журналиста газеты "Московский комсомолец" Дмитрия Холодова бывший начальник разведки ВДВ Павел Поповских утверждает, что никогда не давал указания своим подчиненным устранить журналиста.

Следствие полагает, что Поповских, стремясь угодить бывшему министру обороны Павлу Грачеву, выражавшему возмущение статьями Холодова, и стремясь продвинуться по службе, организовал убийство журналиста.

В четверг Поповских дал показания Московскому окружному военному суду, рассматривающему дело о гибели Холодова. Как сообщил "Интерфаксу" его адвокат Игорь Яртых, Поповских пришлось давать суду подробное разъяснение по поводу своих первичных показаний, данных на предварительном следствии.

Тогда полковник написал так называемое "чистосердечное признание" об известных ему по делу обстоятельствах. В документе говорилось, что бывший министр обороны Грачев неоднократно высказывал возмущение статьями Холодова, которые, по мнению министра, порочили армию и его самого, и просил Поповских "разобраться" с журналистом.

Однако, как утверждал Поповских в своем заявлении в прокуратуру, он был категорически против каких-либо насильственных методов и никаких указаний своим подчиненным по поводу Холодова не давал.

В четверг в суде полковник пояснил, что утверждения о том, что Грачев давал ему какие-либо указания насчет Холодова, а также о том, что бывший командующий ВДВ Подколзин и замкомандующего ВДВ по тылу Зуев эти указания неоднократно ему передавали, - не соответствуют действительности.

Дачу ложных показаний Поповских объяснил тем, что хотел "сторговаться со следствием", поскольку был тяжело болен и стремился добиться разрешения лечь на операцию.

Яртых напомнил, что Генпрокуратура позже вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Грачева, а также Зуева и Подколзина в связи с недоказанностью события и отсутствием в их действиях состава преступления.

Поповских также сообщил, что, узнав о взрыве в редакции газеты "Московский комсомолец", вызвал своего подчиненного - начальника спецотряда 45-го полка ВДВ майора Владимира Морозова и спросил его, кто это сделал. На этот вопрос Морозов, по словам Поповских, якобы с иронией ответил: "Я". Факт такого разговора Морозов в суде подтвердил, также заявив, что "говорил это с иронией".

В пятницу процесс по делу об убийстве журналиста Дмитрия Холодова продолжится. Как ожидается, суд займется исследованием доказательств по делу. В понедельник, как ожидается, будет допрошен последний шестой обвиняемый - руководитель частного охранного предприятия "РОСС" Александр Капунцов.

Как ожидается, после майских праздников суд может приступить к прениям сторон.

Дмитрий Холодов погиб 17 октября 1994 года от взрыва самодельного взрывного устройства, заложенного в чемодан-дипломат. В его гибели Генпрокуратура обвинила бывшего начальника разведки ВДВ полковника Павла Поповских, начальника спецотряда ВДВ майора Владимира Морозова, двух его заместителей - майоров Александра Сороку и Константина Мирзаянца, а также предпринимателя Константина Барковского и замдиректора частного охранного предприятия "Росс" Александра Капунцова.

По версии следствия, убийство Холодова из карьеристских побуждений организовал Поповский. Бывший начальник отдела разведки ВДВ опасался осложнения отношений с руководством, поскольку бывший тогда министром обороны Павел Грачев неоднократно выражал крайнее неудовлетворение негативными публикациями в СМИ в адрес армии, в том числе и материалами Холодова, считают в прокуратуре. Именно Поповский, по версии следствия, поручил своим подчиненным расправиться с журналистом.

26 июня 2002 года Московский окружной военный суд оправдал всех шестерых обвиняемых. Однако приговор был отменен 27 мая 2003 года военной коллегией Верховного суда по протесту Генпрокуратуры и жалобе потерпевших - родителей и коллег Дмитрия Холодова. Дело было направлено в суд на новое рассмотрение. Подсудимые находятся под подпиской о невыезде.