судьба саммита G8 зависит от Ирана
 
судьба саммита G8 зависит от Ирана
Архив NEWSru.com

По поводу предстоящего саммита "восьмерки" в США ходят самые различные слухи. Директор российских исследований American Enterprise Institute, влиятельного аналитического центра в Вашингтоне, близкого к администрации США, Леон Арон уверен, что только одна проблема может быть опасной для предстоящей встречи - это кризис вокруг Ирана.

"Большая восьмерка" - слишком серьезная и тяжеловесная структура. Раскачивать ее, пытаться вынуть одну из колонн, что-то подпиливать - опасно и неразумно", - заявил Арон в интервью "Известиям".

Если произойдет какое-то резкое ухудшение кризиса вокруг ядерной программы Ирана, если создастся впечатление, что Иран будет не только создавать свою ядерную бомбу, но что он действительно намерен воплотить в жизнь свои угрозы, и если Запад встанет единым фронтом, а Россия скажет ему "нет", это приведет к ситуации, при которой саммит может не состояться.

- Об ухудшении российско-американских отношений
- О вступлении России в ВТО

Однако Арон прогнозирует, что этого не произойдет. Иран будет продолжать тянуть время, а Россия станет всячески демонстрировать гибкость. Первый саммит клуба цивилизованных государств, на котором президент России будет хозяином - чрезвычайно важный шаг для Кремля. "У меня есть ощущение, что Москва, возможно, пойдет на некий торг с Западом по Ирану", - считает Арон.

Иран продолжает эскалацию провокационных заявлений. У Москвы образовалась дистанция в подходе по отношению к иранскому кризису не только с США, но и Западной Европой. И, возможно, по мере приближения саммита в Москве будет зреть желание предотвратить или, по крайней мере, оттянуть появление Ирана с ядерной бомбой на российских границах.

Фактически у Кремля остается не так много шагов: он или осудит Иран или не осудит. "Я думаю, что в Кремле молятся, чтобы конфликт не перешел в неуправляемую стадию до саммита. Потому что, если говорить и о Буше персонально, и об администрации, и о конгрессе, то наглость Ирана при попустительстве Москвы может спровоцировать большой пожар", - сказал он.

Стороны вновь продемонстрировали свои позиции на московских консультациях

Накануне в Москве состоялась шестисторонняя встреча по иранской ядерной проблеме, напоминает "Время новостей". Для участия в мероприятии в российскую столицу прибыли заместители глав внешнеполитических ведомств Великобритании, Германии, Франции, США и Китая.

Россию представлял заместитель министра иностранных дел Сергей Кисляк. Американскую делегацию возглавил заместитель госсекретаря Николас Бернс, британскую - политдиректор МИДа Джон Сойерс. Германию и Францию представляли, соответственно, Михаэль Шеффер и Станислас де Лабуле. От Китая во встрече участвовал помощник министра иностранных дел Цуй Тянькай, прибывший в Москву непосредственно из Тегерана.

Встреча прошла на фоне очевидного обострения ситуации вокруг ядерной программы Ирана. На прошлой неделе Тегеран объявил, что иранским ученым удалось самостоятельно получить низкообогащенный уран, и провозгласил себя новым членом "клуба ядерных держав".

Против превращения Ирана в "ядерную державу" выступают все участники московских консультаций. Однако нет единства по вопросу о том, как этого добиться. Россия и Китай возражают против введения санкций, полагая, что возможности для разрешения ситуации дипломатическими средствами еще не исчерпаны. "Мы убеждены, что силовыми или санкционными методами снять озабоченность международного сообщества, существующую в отношении Ирана, невозможно", - заявил накануне встречи официальный представитель российского МИДа Михаил Камынин. Цуй Тянькай отметил, что "дипломатические усилия - лучший вариант решения иранской проблемы, приемлемый для всех сторон".

Вашингтон настроен более жестко. Как полагают в Белом Доме, убедить Иран отказаться от ядерных разработок могло бы принятие "решительных мер", например, частичных или полных санкций. Рассматривают американцы и силовой сценарий решения иранской проблемы. Джордж Буш вновь отказался исключить такую возможность, заявив, что "все варианты остаются актуальными".

Недавно Иран провел масштабные военные учения, в ходе которых испытал новую баллистическую ракету "Фаджр-3", якобы невидимую для радаров. На Западе подозревают, что Тегеран развивает ракетную программу, чтобы обзавестись современными средствами доставки ядерного оружия.

Действующие в Иране инспекторы МАГАТЭ пока не нашли доказательств того, что Иран действительно вышел на уровень низкого обогащения. В пятницу туда прилетает их новая группа во главе с заместителем генерального директора МАГАТЭ Олли Хейноненом.

Москва все еще надеется, что Иран выполнит требование ООН и вернется под действие моратория на обогащение урана до 28 апреля. В этот день глава МАГАТЭ должен проинформировать членов Совета Безопасности ООН о результатах инспекций иранских ядерных объектов.

Об ухудшении российско-американских отношений

Американский конгресс и "четвертая власть" этой страны усилили давление на президента Буша с тем, чтобы заставить его пересмотреть отношения с Россией. Отношения между Вашингтоном и Москвой катятся по наклонной плоскости, констатирует американская пресса.

The Washington Post недавно огласила свой вердикт: "Спор в Америке закончен: Россия больше - не демократическая страна". Но не так давно та же газета писала, что в США существуют разные центры власти, которые влияют на принятие решений в отношении России. С одной стороны это вице-президент Дик Чейни, который призывает к жесткой политике, с другой - государственный секретарь Кондолиза Райс, настаивающая на более сбалансированном подходе.

Однако, по мнению Леона Арона, на самом деле в США ведется другой, более глобальный спор - об американских национальных интересах и месте России в этой системе координат.

Ухудшение отношений между двумя странами происходит из-за разной природы двух режимов. Москва и Вашингтон попали в две параллельные плоскости. И с этой лыжни ни та, ни другая страна уже не свернет.

"Действительно, говорится, что отношения стремительно ухудшаются. Но в этом явлении нет никакого колдовства или злого умысла, а есть разница в самой сущности двух режимов. В данном случае под режимами я понимаю правящую элиту, ее повестку дня и идеологию", - рассказал американский эксперт.

В американской политике господствуют две тенденции. Первую определяют последствия чудовищного террористического акта 11 сентября 2001 года. С этой точки зрения, Россию в Белом доме, безусловно, будут продолжать ценить, а приоритетами США будут по-прежнему борьбу с терроризмом, нераспространение ядерного оружия - две области, в которых Россия играет важную роль. В последнее время эти направления внешней политики получили невероятный импульс из-за резко возросшей опасности того, что ядерное оружие попадет в руки государств, которые потом передадут его террористам.

Другое "родовое пятно" этой администрации - господство в ней неоконсерваторов. А для них принципиально важна связь между тем, что зарубежное государство делает на мировой арене с тем, как оно ведет себя дома. В США в известной степени произошло возвращение к лозунгу Джона Кеннеди: "Мы любую тяжесть перенесем и любые средства затратим, чтобы помогать демократии в мире".

Вот здесь как раз и проходит разделяющая линия между неоконсерваторами и так называемыми реалистами. Для последних не столь важно, что происходит внутри России, а важно, сколько у русских ракет и как нам с ними договариваться.

Арон убежден, что российское руководство сознательно не проводит антиамериканскую политику. А в Вашингтоне не задаются целью проводить антироссийскую линию. Но в США в силу именно господства неоконсерваторов в администрации начинают очень пристально следить за тем, что происходит в самой России. "России начинают меньше доверять, потому что видят у вас сворачивание демократии. А в Москве также существует некая генетическая предопределенность политики Путина. Там испытывают стыд за хаос и слабость 90-ых годов, за то, что Россия шла в фарватере США", - говорит Арон.

По мнению кремлевских лидеров, российская внешняя политика должна быть полностью самостоятельной. Если эта политика не нравится Америке, то пусть будет хуже ей самой. В Кремле считают, что, может быть даже это и к лучшему - Россию будут больше ценить, потому, что она стала самостоятельной державой. Эта политика в силу природы нынешнего режима в США воспринимается как антиамериканская. И так же в Москве воспринимается политика США.

Продвижение или, как говорят, "насаждение" демократии становится главным фактором американской политики. А в Москве смотрят на последствия этой политики в Грузии, Украине и Киргизстане и немедленно делают вывод - это антироссийские акции.

До 2008 года, похоже, мало что уже изменится в отношениях между двумя лидерами. Буш неоднократно говорил, что он не "сдаст" Россию. Президент США явно игнорирует призывы сенатора Джона Маккейна исключить Россию из "большой восьмерки". "До той поры, пока обожженная 11 сентября администрация стоит у власти, она будет семь раз отмерять, прежде чем что-то отрезать в отношениях с Россией", - говорит Арон.

Делая свой прогноз на оставшееся до выборов в двух странах время, Арон заявил, что "ничего катастрофического не произойдет, но нужно затянуть ремни". "Самолет не упадет, но трясти будет очень сильно", - добавил он.

Через год начнутся предвыборные дебаты, и мы увидим очень серьезные атаки на Россию Джона Маккейна. А ведь он будет одним из самых реальных кандидатов от республиканцев на пост президента Америки.

Арон считает, что неплохие отношения между Бушем и Путиным после выборов станут достоянием истории. "Таких же отношений уже не будет между американским и российским лидером, кто бы ни пришел к власти в Вашингтоне и Москве. В минувшие годы фактор личных отношений между президентами во многом определял американскую политику по отношению к России. Посреди чудовищного шока, который потряс Америку 11 сентября 2001 года, Бушу позвонил Путин со словами поддержки. Такое не забывается. И это - главная причина того, что Буш будет держать прежнюю позицию в отношении Путина и России".

О вступлении России в ВТО

В Москве один из главных факторов раздражения связан с тем, что Америка предъявляет все новые требования для вступления России в ВТО. Многие российские политики воспринимают это как желание наказать Россию за отступление от демократии. Однако Арон возражает, что это не политический заговор администрации. Здесь важны, прежде всего, на интересы бизнеса. А представители последнего винят Россию в субсидировании цен на энергоносители, нарушении прав интеллектуальной собственности.

"Белый дом на словах всячески ратует за отмену пресловутой поправки Джексона-Веника. Но политического капитала у нынешней администрации практически не осталось. Она уже полумертвая, истекающая кровью из-за войны в Ираке. И в этой ситуации идти на конгресс, идти на Маккейна - значит обречь себя на явное поражение. Белый дом будет говорить: поправка устарела, Россия выполнила все обязательства по свободному выезду из страны. Но Бушу сразу возразят: а тамошняя демократия, а отсутствие свободы выборов, а зависимость прессы от Кремля, а арест Ходорковского?" – говорит Арон.