Рейтинг Эхуда Ольмерта после новости о его раковой опухоли подскочил до рекордного уровня
 
Рейтинг Эхуда Ольмерта после новости о его раковой опухоли подскочил до рекордного уровня
RTV International

Новость о том, что премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт болен раком простаты, существенно повысила его рейтинг. Во всяком случае, об этом сообщила газета Yediot Ahronot со ссылкой на опросы населения.

Так, 41% израильтян считают, что Ольмерт хорошо справляется со своей работой. До объявления о болезни премьера такого мнения придерживались 35% респондентов, свидетельствуют социологи.

Согласно результатам опроса, опубликованного газетой Maariv, 11% жителей Израиля считают, что именно Ольмерт в настоящее время лучше других политических деятелей способен возглавлять правительство страны. Ранее так считали 4,8% респондентов.

Обе газеты отмечают, что подавляющее большинство израильтян поддерживают решение Ольмерта продолжить работу, несмотря на проблемы со здоровьем.

Напомним, в ближайшие месяцы 62-летнему Ольмерту предстоит операция по удалению опухоли, которая обнаружена на ранней стадии.

РИА "Новости" отмечает, что рейтинги Ольмерта рухнули после прошлогодней ливанской войны, а теперь постепенно стали улучшаться. Этому поспособствовали слухи о нашумевшем, но официально так и не подтвержденном израильском авиаударе по территории Сирии.

"История болезней" в США: как высшие лица относились к своим недугам

Итальянское издание Corierre Della Sera публикует небольшой обзор, в котором рассказывается, как высшие лица в

Вудро Вильсон пережил инфаркт за два года до окончания своего президентского мандата и до самой кончины оставался прикованным к постели: в тот период США правили его жена и узкий круг советников.

Франклин Делано Рузвельт скрывал от американцев свой полиомиелит, из-за которого он передвигался в инвалидном кресле, а также серьезные проблемы с сердцем, терзавшие его в течение третьего мандата.

Джон Кеннеди официально отрицал, что у него аддисонова болезнь, и страдал от сильнейших болей в спине: распространено убеждение, что если бы избиратели знали о тяжести его заболеваний, то в 1960 году он бы проиграл на выборах Никсону. Последний же, в свою очередь, никогда не признавался в том, что страдал острой формой флебита (полный текст на сайте InoPressa.ru).

С тех пор в Соединенных Штатах многое изменилось. Президенты, кандидаты на пост президента, сенаторы, министры, от Линдона Джонсона до Рональда Рейгана, от Боба Доула до Руди Джулиани, в свое время открыли для общественности свои медицинские карты. Они всегда это делали по собственной инициативе, поскольку американский закон стоит на страже частной жизни и "медицинских карточек" граждан.

Но этот вопрос продолжает оставаться актуальным, пишет итальянская газета. Как далеко распространяется право избирателей знать медицинскую историю или состояние здоровья кандидата? Играет ли роль этот тип информации в выборе, за кого голосовать? Как далеко может зайти пресса в поисках подробностей, касающихся здоровья тех, кто борется за выборную должность? Насколько настойчиво следует обязывать кандидатов предоставлять такого рода информацию? Становится очевидным, что политику не стоит даже пытаться скрывать состояние своего здоровья. В этом убедился Джордж Макговерн, который был вынужден отказаться от предвыборной гонки после того, как выяснилось, что он лечился от психического расстройства, в том числе и при помощи электрошока.

Еще совсем недавно среди американских политиков была распространена тенденция не рассказывать всех подробностей о своем здоровье. Рональд Рейган не сообщал о том, что в 1985 году его оперировали по поводу рака ободочной кишки, и в 1994 году, спустя пять лет после ухода с поста президента, он написал открытое письмо американцам, сообщив о своей болезни Альцгеймера.

В 1992 году настал черед Пола Тсонгаса, бывшего сенатора от Массачусетса и кандидата в президенты с неплохими шансами на успех. Сначала он сказал избирателям, что его успешно пролечили по поводу злокачественного лимфатического узла. Потом под давлением СМИ он был вынужден признать, что он и врачи не разглашали факта о еще одном цикле лечения в связи с рецидивом заболевания. Он умер в 1997 году, когда, в случае его избрания, его первый мандат подходил бы к концу.

В 2000 году кандидат на номинацию главного героя Демократической партии и бывший баскетболист Билл Брэдли дотянул до момента срочной госпитализации, чтобы официально объявить о том, что он страдал серьезной формой сердечной аритмии. "Он должен был сделать это до выдвижения своей кандидатуры, у него было много причин для неуспеха, и это намеренное умалчивание было одной из них", – сказал консультант по имиджу Говард Рубинштейн.

Зато сенатор-республиканец Боб Доул, потерпевший поражение на выборах в Белый дом в 1996 году, сразу же сказал, что операция по удалению опухоли простаты сделала его почти импотентом: с тех пор он стал рекламировать виагру. В то время как Джанет Рено, министр юстиции при Билле Клинтоне, ни минуты не колеблясь, заявила, что у нее диагностирована болезнь Паркинсона.

Самым последним и знаменитым политиком, откровенно рассказавшим о своей болезни, стал Руди Джулиани, отказавшийся от борьбы за кресло сенатора в 2000 году против Хиллари Клинтон, объявив за две недели до начала гонки о том, что у него рак простаты. И даже если он выступил с таким заявлением после того, как стали распространяться первые слухи о его болезни, нет сомнения в том, что новым девизом политиков становится откровенность. Как объясняет историк Колумбийского университета Алан Бринкли, "в нашей культуре стало неприемлемым, чтобы кандидат на государственный пост говорил: "Мое здоровье – это только мое дело".