В Москве пойман униженный Япончиком изгой криминального мира по кличке Махоха
 
В Москве пойман униженный Япончиком изгой криминального мира по кличке Махоха
"Московский комсомолец"

Столичные милиционеры обезвредили банду борсеточников, в которую входил криминальный авторитет Илья Симония по прозвищу Махоха. Некоторое время назад его унизил сам "король русской мафии" Вячеслав Иваньков, носящий кличку Япончик. После этого Махоха и подался в шоферы банды мелких уголовников, пишет газета "Московский комсомолец" со ссылкой на пресс-службу Московского УВД на воздушном и водном транспорте (ВВТ).

Шайку борсеточников, обчищавших машины автолюбительниц у городского аэровокзала на Ленинградском шоссе, обезвредили на днях оперативники линейного отдела на водном транспорте. Еще несколько месяцев назад в милицию посыпались заявления от автоледи, ставших жертвами грабителей, колесивших на вишневом автомобиле Opel Vectra.

Как правило, гангстеры медленно двигались в крайнем правом ряду и высматривали женщин, сидевших в припаркованных авто. Жулики отвлекали дам безобидным вопросом: мол, как проехать к кинотеатру? А пока жертва силилась объяснить на пальцах кратчайший путь, сообщники вытаскивали с пассажирских сидений вещи и уезжали.

Оперативники несколько суток выслеживали вишневый автомобиль и, наконец, сели грабителям на хвост в районе дома №45 на Ленинградском проспекте. Совершив очередной “кидок”, борсеточники юркнули во двор, не догадываясь о преследователях. Когда милиционеры появились во дворе, преступники как раз меняли номерные знаки своей железной лошадки на номера, недавно похищенные с чужого автомобиля Volkswagen. Бандиты выхватили ножи, но, увидев оружие, подняли руки вверх.

Задержанными оказались уроженцы Грузии, которым исполнилось 27, 42 и 52 года. Самый старший, по некоторым данным, раньше был преступным авторитетом по кличке Махоха, пока не попал в опалу к российскому "вору в законе" №1 - Япончику. В одном из посланий, которое было написано в американской тюрьме и адресовано отечественному криминалитету, Иваньков назвал конфликтовавшего с ним Махоху нехорошим словом и обвинил в предательстве. После этого "досадного случая" авторитет грузинского вора существенно пошатнулся и карьера его пошла под уклон.

В шайке, задержанной на днях, Махоха выполнял курьезную для его прежнего статуса функцию водителя. Бригада “трудилась” преимущественно на Ленинградском проспекте, а также в подмосковных Химках. В ходе обысков по месту жительства криминального трио оперативники изъяли множество дамских сумочек, мобильников и портативной техники.

Оперативники просят всех, кто пострадал от экипажа вишневого Opel Vectra, звонить по телефонам: 8-499-946-33-15, 8-499-191-30-92, 8-499-946-33-14.

"Авторитетный" комсомолец

Уроженец Цхакайского района Грузии Илья Симония стал широко известен благодаря многолетнему конфликту с "вором в законе" Вячеславом Иваньковым по кличке Япончик. Вражда двух "законников" разгорелась на фоне раздела сфер криминального влияния в Иркутской области в начале 1990-х годов. После освобождения в 1988 году из тюрьмы города Тулуна, где годом ранее Симония был "коронован" по инициативе "вора в законе" Пааты Твалчрелидзе, новоиспеченный "криминальный король" осел в Иркутске и стал консолидировать вокруг себя разрозненные группировки. Грузины, на правах главных носителей "воровской идеи", смогли быстро привлечь на свою сторону местных уголовных авторитетов и объединить под своей эгидой областной "воровской общак", сообщает PrimeCrime.ru.

Еще во время совместного отбывания наказания в Тулуне между Иваньковым и Симонией, каждый из которых стоял во главе противоборствующих "воровских группировок", возникла вражда. Часть заключенных, подстрекаемая Махо, долго не признавала за Япончиком авторитета. Он же, в свою очередь, винил кавказцев в том, что они покупают корону за деньги, презрительно называл их "лаврушниками". Симония же, по его мнению, и вовсе не мог быть "вором", потому что совершил убийство по найму и до ареста был членом ВЛКСМ.

Конфликт двух идеологий вскоре вышел за пределы тюрьмы и приобрел региональный масштаб. Грузины, наделившие "воровским титулом" ряд поддержавших их иркутян, противились "коронации" сторонников клана Иванькова. Несмотря на их активное противодействие, к лету 1990 года Япончик объявил "ворами" Сергея Бойцова по кличке Боец, отбывавшего наказание в тюрьме Тулуна, и Александра Моисеева по кличке Мася, освободившегося за год до этого из ИТК-2.

Вслед за этим по ходатайству Симония и Твалчрелидзе в Тбилиси состоялась "воровская сходка", общим решением которой Моисеева лишили титула и приговорили к смерти. 12 июня 1991 года "приговор" был приведен в исполнение - противотанковая мина подняла на воздух автомобиль, в котором ехал Моисеев, разбросав его останки в радиусе ста метров.

Вскоре за убийство Маси были задержаны приближенные Махо, который в это время находился в СИЗО Иркутска за вымогательство талона на автомобиль у гражданина Литвы. Вячеслав Иваньков перед освобождением в ноябре 1991 года разослал "прогон", в котором поставил Махо вне "воровского" статуса и призвал учинить над ним расправу. Симония, в свою очередь, заручился поддержкой московских "воров", которые, якобы, попросили Япончика прекратить нападки на Махо.

В конце 1993 года Симония, позиции которого в Иркутске стали ослабевать, выехал в Санкт-Петербург, однако местные "авторитеты" предложили ему отправиться в столицу, чтобы там решить свои проблемы. В декабре 1993 года в Москве на "воровской сходке" в ресторане "Мзиури" влиятельный мафиози Аслан Усоян по кличке Дед Хасан обвинил Махо в "неворовском" поведении и сказал ему, что с этого момента он не "вор". В ответ Махо кинулся на Усояна с кулаками и обещал с ним поквитаться. В пользу Симония свой голос отдал только один "вор в законе" - Вахтанг Эхвая, который питал к Деду Хасану личную неприязнь.

После отъезда Симонии "воры" окончательно приняли решение лишить его "воровского титула". Опасаясь расправы, Махо "залег на дно", а его сторонники в Иркутске были отстранены от дел. С решением "воровской сходки" иркутян в феврале 1994 года ознакомил "вор в законе" Владимир Тюрин по кличке Тюрик, "коронованный" незадолго до этого по инициативе Япончика.

Махоха и раньше не брезговал грабежами

10 июня 1994 года, в день третьей годовщины смерти Моисеева, в Иркутске четырьмя выстрелами из автомата Калашникова был расстрелян ближайший сподвижник Махо, "вор в законе" Паат Гудашаури по кличке Скот Тбилисский. С его смертью грузинская "воровская" группировка практически утратила свое влияние.

28 августа 1994 года в Сочи была обстреляна автомашина ВАЗ-2109, в которой находились Симония и Эхвая. Водитель "девятки" был убит, а "воры" отделались лишь легкими ранениями. После покушения Махо скрывался в Санкт-Петербурге, откуда отправлял своих эмиссаров в Иркутск для укрепления позиций грузинского "воровского клана". В марте 1996 года посланцы Махо - "воры в законе" Давид Хмиадашвили и Бакури Каландадзе были расстреляны в своей квартире.

В апреле 1997 года Симония все-таки сам вернулся в Иркутск. Находясь на нелегальном положении, Махо сколотил бригаду, во главе которой, в прямом смысле слова, вышел на "большую дорогу" и стал по ночам грабить дальнобойщиков. 8 августа 1997 года во время очередного налета вся "честная компания" была задержана сотрудниками УБОП Иркутской области неподалеку от города Шелехово.

Весной следующего года Махо уже находился в московском регионе, где проводил активную работу по восстановлению своего "воровского" статуса. Между прочим, часть грузинских "воров" с самого начала не признала решения той сходки и по-прежнему считала Симонию "вором". По оперативным данным, к началу 2000 года Махо все-таки удалось вернуть себе полновесный титул. Косвенным доказательством тому стало участие Симония в "воровской сходке" в марте 2001 года в московском ресторане "Мельница" на Большой Пироговке. Вместе с Махо в ней принимали участие "воры в законе" Теймураз Синаташвили по кличке Мераб и Темури Немсицверидзе по кличке Црипа. Спутники Симония оказались чисты перед законом, зато у него было изъято 1,23 грамма опия. Оказавшись в Бутырке, Махо не изменил пагубному пристрастию и в мае снова попался на незаконном хранении героина. Несмотря на этот рецидив, да еще и в стенах изолятора, уже в январе следующего года Симония был отпущен на свободу прямо из зала суда.

С тех пор имя Махо ни разу не мелькало в оперативных сводках. С годами 52-летний "вор в законе" не потерял былой хватки и не изменил излюбленному профилю, разве что теперь объектом его криминальных талантов стали не суровые иркутские дальнобойщики, а беззащитные московские барышни, заключает "ПраймКрайм".