Председатель миссионерской комиссии при Епархиальном совете Москвы иеромонах Димитрий (Першин) заявил, что "лучшим из возможных сценариев" процесса над Pussy Riot был бы выход девушек на свободу. Однако при этом, считает он, нужно квалифицировать их деяни
 
Председатель миссионерской комиссии при Епархиальном совете Москвы иеромонах Димитрий (Першин) заявил, что "лучшим из возможных сценариев" процесса над Pussy Riot был бы выход девушек на свободу. Однако при этом, считает он, нужно квалифицировать их деяни
pravmir.ru

Председатель миссионерской комиссии при Епархиальном совете Москвы иеромонах Димитрий (Першин) дал накануне интервью Русской службе BBC, в котором рассказал о позиции Русской православной церкви в отношении процесса над участницами панк-группы Pussy Riot.

Суд, по мнению священника, стал знаковым.

"Проблема не в том, что это было в храме Христа Спасителя. Где бы это ни случилось - в мавзолее, в синагоге, в детском саду, в музее, в любом общественном месте или на частной квартире - совершенно недопустимо отношение к другим людям как к средству, как к трамплину, как к подиуму для того, чтобы выражать свои взгляды и эмоции. Вот это недопустимо", - сказал Димитрий (Першин).

- Опрос NEWSru.com: Какого наказания заслуживают участницы "панк-молебна"?

Любые взгляды и мысли можно выражать - если они не за рамками человечности - но при этом нельзя причинять боль другим людям, считает представитель РПЦ. Однако чем больше участницы этого безобразия находятся под стражей, тем больше вопросов к тому, что стоит за всем происходящим. Задача ведь и общественной реакции, и процесса - предотвратить подобное в дальнейшем, заявил отец Димитрий.

По мнению священника, консенсус в отношении к произошедшему - общий. Он при этом подчеркнул, что сами участницы группы извинились, сказав, что то, что они сделали, этически неприемлемо.

"Это очень важно, что они осознали эту боль как боль. Свобода размахивать руками заканчивается там, где начинается лицо другого человека. И, кстати говоря, все те, кто выражает позицию нашей Церкви - и святейший патриарх Кирилл, и протоиерей Всеволод Чаплин, и протодьякон Андрей Кураев - согласны, что жестокость, строгость - абсолютно не наш ответ. Ответ церкви на это - молитва", - сказал представитель Московского патриархата.

Что касается реакции властей, то иеромонах Димитрий выражает опасение, что здесь речь идет об очень сложной комбинации.

"Я так думаю, она просчитана на несколько ходов вперед, адресована к разной аудитории. Самое интересное, что со стороны президента, премьера, спикера верхней палаты звучали мысли о том, что жестокость и строгость здесь недопустимы, но при этом они оставались под стражей, эти женщины. Поэтому здесь вопросы", - считает представитель Церкви.

"У меня есть ощущение, что лучшим из возможных сценариев был бы, конечно, выход на свободу. Но при этом нужно квалифицировать это деяние как безнравственное, за пределами закона, нарушающее фундаментальные права человека. Чтобы просто это больше не повторялось. Но готова ли наша власть вернуться в правовое измерение? Вот это вопрос", - сказал иеромонах Димитрий.

Как заявил священник, он очень надеется, что, во-первых, под стражей девушек больше держать не будут и, во-вторых, что будет услышано богословие любви.

"Любовь - она выше закона, а милосердие - выше справедливости. И не важно, что там будут думать про Церковь. Важно, чтобы такие вещи больше не повторялись, а эти три женщины не находились под стражей, потому что на свободе гораздо проще вести ту самую дискуссию, которую они пытаются вести из-за тюремных стен. Совершенно очевидно, что отвечать на их последние слова сейчас нельзя - нельзя говорить с человеком, у которого веревка на шее", - сказал иеромонах Димитрий.

Он очень надеется, что жестокость поддержана не будет. Но при этом считает, чтобы не было и оправдания поступка девушек.

"Это преступление все-таки. Но нравственная и правовая квалификация не требует, на мой взгляд, жестокого возмездия. Это скорее обращено к нам, к людям, живущим в России: давайте уважать других людей, слышать боль других людей. Если наш суд остается в европейской традиции, то это единственно приемлемое решение. Если мы еще Европа. Хотелось бы на это надеяться", - заключил представитель Московского патриархата.