История с хиджабами, из-за которых учениц школы в ставропольском селе Кара-Тюбе перестали допускать на занятия, похоже, далека от завершения
 
История с хиджабами, из-за которых учениц школы в ставропольском селе Кара-Тюбе перестали допускать на занятия, похоже, далека от завершения
stavropolye.tv

История с хиджабами, из-за которых учениц школы в ставропольском селе Кара-Тюбе перестали допускать на занятия, похоже, далека от завершения.

Получается, что в ней были затронуты разные "болевые точки" и отношение к возникшей проблеме порой противоположное. Родители девочек, которых перестали допускать на уроки в хиджабах, обратились в прокуратуру. Мусульман поддержал российский защитник прав детей Павел Астахов, призвавший педагогов и чиновников к "толерантности". Президент России Владимир Путин со своей стороны заявил о необходимости уважать религиозные чувства, однако исходить из светского характера российского государства.

Губернатор Ставропольского края убежден, что "не надо превращать школу в площадку для демонстрации тех или иных религиозных обычаев". При этом прокуратура Нефтекумского района Ставрополья привлекает к дисциплинарной ответственности пятерых сотрудников школы, по-видимому, более других отличившихся в деле с запретом хиджабов. Сами "обиженные мусульмане" главным виновником конфликта считают директора школы в Кара-Тюбе Марину Савченко. Защищать ее взялись Конгресс русских общин и казаки. Они предоставили Савченко двух адвокатов и охрану.

Хотя девочки сейчас посещают школу в косынках, после того, как родители пришли с руководством школы к компромиссу, конфликт, как видно из всего перечисленного, не преодолен.

Не первый случай

Между тем, как сообщает РИА "Новости", нынешняя история с запретом хиджабов в учебных заведениях на Ставрополье не первая. В конце декабря 2010 года ректор Пятигорского государственного лингвистического университета Александр Горбунов сообщил, что ученый совет вуза намерен ввести ограничение на ношение некоторых элементов религиозной одежды, в том числе и хиджабов. Правда, тогда после широкой огласки, которую получили эти намерения, инициаторы идеи поспешили от нее отказаться.

В случае же со школой делом занялась прокуратура. "Было внесено представление об устранении нарушений, и пять должностных лиц привлечены к дисциплинарной ответственности", - рассказали агентству РИА "Новости" в ведомстве, правда, при этом не смогли уточнить, кто конкретно наказан и за какие нарушения.

Народный сход села Кара-Тюбе в присутствии министра образования края, муфтия и правоверных отцов пяти школьниц постановил: на уроки девочки будут ходить не в хиджабах, а в обычных платках. Напряжение вроде спало, но пять заявлений родителей о нарушении их прав из районного суда никто не забрал.

"Заявители ссылаются на конституцию РФ, на устав школы, в том числе и на уголовное законодательство. За все время таких прецедентов не было", - цитируют слова председателя Нефтекумского районного суда Олега Дыканя "Вести.ru".

Нельзя превращать школу в площадку для демонстрации тех или иных религиозных обычаев

Между тем губернатор Ставропольского края Валерий Зерников поручил соответствующим структурам разработать единые требования к одежде школьников. По его словам, в крае необходимо принять комплекс профилактических мер, чтобы ситуации, подобные конфликту с ношением хиджабов ученицами школы села Кара-Тюбе, не повторялись. Об этом глава краевой администрации говорил накануне на заседании постоянного действующего координационного совещания по обеспечению правопорядка.

"Образование в нашей светской стране должно оставаться светским, и не надо превращать школу в площадку для демонстрации тех или иных религиозных обычаев", - приводит слова Зеренкова "Интерфакс".

В рамках профилактических мер, по его мнению, важно проверить уставы краевых и муниципальных учебных заведений. "Одежда учащихся должна соответствовать их светскому характеру - так установлено законом, и это должно быть видно в школьных уставах", - подчеркнул губернатор.

В информации его пресс-службы говорится также о том, что дана установка немедленно начать разработку краевого нормативно-правового акта, который регулировал бы требования к одежде учащихся. "В одном крае должны быть единые правила", - отметил губернатор.

Зеренков также нацелил участников совещания на усиление разъяснительной работы с родителями, чтобы они понимали разницу между светской школой и религиозной.

Глава региона обратился к правоохранительным ведомствам с просьбой в дальнейшем оперативно реагировать на факты нарушения положений Конституции и федерального законодательства, которые закрепляют светский характер образования.

"Экстремизм воюет не только оружием, но и идеологией. И есть желающие, чтобы такими темами, как хиджабы в школах, дестабилизировать у нас ситуацию. Мы должны своевременно реагировать", - заявил губернатор.

"Интерфакс" между тем приводит комментарий директора каратюбинской школы Марины Савченко, которая рассказала, что в минувший четверг девочки, которым запретили ходить в школу в хиджабах, все-таки пришли на занятия.

"Школьницы пришли на уроки. Ранее мы договорились, что девочки будут в белых косынках, а не в хиджабах. Но это компромиссное решение не было выполнено до конца. Действительно, одна девочка во втором классе пришла в косынке, остальные четыре ученицы пришли закутанные в огромные шали, под которые можно было надеть сразу два хиджаба. Я считаю, что это неприемлемо, это насмешка над нами", - подчеркнула Савченко.

Угрозы по телефону

Директору сегодня приходится нелегко. Жалобой в суд дело не ограничилось. Марине Савченко стали поступать анонимные угрозы со стороны мусульман - ей звонили даже из Дагестана. Чтобы защитить мать, сын Марины Савченко уволился с работы и приехал к ней. Также защищать директора школы взялись Конгресс русских общин и казаки. Они предоставили Савченко двух адвокатов и охрану, сообщает "Новый регион".

Как отмечает адвокат Русского правозащитного центра Александр Киселев, когда поднялась шумиха вокруг запрета хиджабов в школах Ставрополья, никто не подумал о судьбе директора школы.

Между тем запрет посещения уроков в хиджабах, по мнению наблюдателей, был осуществлен вполне законно, поскольку в России образовательные учреждения в рамках внутреннего устава имеют право устанавливать правила относительно внешнего вида обучающихся.

Но теперь Марина Савченко выслушивает по телефону угрозы в свой адрес, причем даже не анонимные. Как сообщила газета "Известия", ей уже поступил один звонок от редактора какой-то газеты в Дагестане. "Он пробормотал свое имя и должность так неразборчиво, что я не расслышала. А потом с ходу начал кричать: "Кто ты такая? Как ты смеешь ущемлять и притеснять мусульман?!" - рассказала Савченко.

Сын учительницы бросил работу и переехал жить к матери, чтобы оберегать ее. В МВД края вроде бы тоже пообещали защиту, но женщина на нее не слишком надеется.

Сама Марина Савченко на собственном опыте знает, что такое расправа над русскими учителями в Ставропольском крае. "В 2006 году мы хоронили директора школы села Каясула Вячеслава Холшевникова, которого с женой средь бела дня расстреляли боевики. "Я тогда была завучем в этой школе и помню свой шок", - приводит ее слова "Новый регион". По одной из версий, директора и его жену убили за то, что они пытались помешать ваххабитам назначить "своего человека" имамом местной мечети.

Относительно истории с хиджабами Савченко сообщила, что она предлагала родителям-мусульманам компромисс: выделить в школе специальное помещение, где их девочки смогли бы переодеться в "светскую" одежду. Например, заменив на время уроков хиджабы на косынки. Но мусульмане и эту идею отвергли.

"Если они такие правоверные мусульмане, то почему не отдали детей в медресе на Кавказе? Они же сами в ответ на наши вопросы о хиджабах говорили, что они выполняют функцию "защиты от неверных". Зачем же тогда учиться рядом с неверными?" - удивляется директор школы.

Именно после угроз, полученных Мариной Савченко в свой адрес, а также после известия об иске мусульман директору школы решили помочь в Конгрессе русских общин (КРО) и Русском правозащитном центре. Ее адвокатами стали Александр Киселев и Виталий Горностаев. Руководитель регионального отделения КРО Михаил Середенко возглавил "добровольческую дружину по обеспечению межнационального согласия", члены которой пожелали защищать Марину Савченко и порядок в Кара-Тюбе.

"Задача не в том, чтобы выставить казаков, которые будут с шашками защищать учительницу. Разговор идет о предотвращении каких-то провокаций. Мы уверены, что такого не произойдет. Наша задача - помочь простой русской учительнице выполнять свою работу", - пояснил адвокат Александр Киселев.

"Она директор и обязана поддерживать школу как хозяйственник и человек, следящий за тем, чтобы школа выпускала нормальные кадры, которые смогут жить в этом обществе. Ну и, естественно, она обязана как директор делать все, чтобы устав школы соблюдался. Наше государство светское, как указал президент, соответственно, школа в светском государстве - тоже светская. Действия директора ни в коем случае не были направлены на то, чтобы поделить детей на мусульман и православных, а были направлены на обеспечение "светскости" образования", - цитирует слова адвоката "Новый регион".

"Полагаю, что этот запрет на хиджабы не оскорбляет мусульманских детей. Запрет можно истолковывать как защиту прав русских людей. Ведь что такое хиджаб? Это защита от неверных. Дети приходят и своим видом говорят всем остальным детям: вы грешники, вы неверные, а мы правоверные. Это неправильно: у нас государство и школа светские. Если дети воспитываются в жестких мусульманских традициях, они должны учиться в медресе. Ведь у православных тоже есть свой дресс-код: длинные юбки, платки. В таком виде они ходят, к примеру, в воскресную школу или семинарию, а не в общеобразовательное учреждение", - пояснил Киселев позицию Русского правозащитного центра.

На урок - под призыв муэдзина?

Как отмечается в информации телеканала "Вести", история конфликта в Кара-Тюбе - наглядный пример, как стремительно меняется уклад на востоке Ставропольского края. В хиджабах здесь ходит примерно треть местных взрослых женщин, хотя детей в хиджабах учителя школы имени Гайдара впервые увидели в этом сентябре.

Покрывать голову женщины Кавказа привыкли с незапамятных времен. Платок, правда, надевали только после свадьбы, ну а таких нарядов, как хиджаб, еще лет пять назад здесь не было и в помине.

"В исламской культуре хиждаб, как и другие виды сокрытия женского тела, - это символ веры, по большому счету, потому, что Мухаммед повелел женщинам носить платок, и поэтому, как повиновение, она носит этот платок. Применение к нашему региону - это все-таки попытка навязать другую модель поведения нашим народам", - считает ведущий научный сотрудник Института социально-экономических и гуманитарных исследований Южного научного центра РАН Звездана Доде.

Лезгины, даргинцы, ногайцы и аварцы на востоке Ставрополья были всегда. Но впервые живущим на этих землях народам приходится сражаться друг с другом за жизненное пространство. Рождаемость в том же Дагестане высокая, а безработица бьет все рекорды. Вот и отправляются горцы на запад в поисках лучшей жизни. Там, где раньше росла пшеница и овощи, теперь пасут овец. Начинаются нелегальные стройки - на новом месте приезжие обживаются быстро.

41 тысяча гектаров - спорные земли, судьбу которых решает суд. Русские втихаря отстреливают чужих овец, кавказцы демонстрируют силу - драки "стенка на стенку" со стрельбой и поножовщиной пресечь получается не всегда. Напора приезжих местные не выдерживают - продают дома и уезжают со Ставрополья целыми семьями, улицами, поселками. Искать защиты у властей на местах - дело долгое, нервное, а иногда и просто бесполезное. С жалобами на мирские проблемы обиженные жители приходят к властям духовным.

"Конфликты, которые возникают у приехавших с местными жителями, к сожалению, тоже не всегда правильно регулируются местными сотрудниками органов внутренних дел. Я слышал такие случаи, когда, например, приехавшим людям с Северного Кавказа за вознаграждения давали условные сроки, а вот уже к казакам часто применяли такие статьи уголовного кодекса, по которым 8-10 лет они сидели за решеткой", - рассказал "Вестям" митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл.

Сегодня хиджабы лежат на прилавках местных сельпо среди хлеба, спичек и других товаров повседневного спроса. Мечетей на Ставрополье уже не хватает. В молельные превращаются даже жилые дома.

"На джума-намаз (общая молитва. - Прим. ред.) здесь не помещаются. Мы строим. Где-то около двух тысяч собираются на джума-намаз", - заявил заместитель муфтия Ставропольского края Вахид Хаджи Накохов.

В курортном Пятигорске обнаружили, что некогда частный дом разросся до целого религиозного центра. На пятничный намаз верующие идут через огороды. Недавно самовольно поставили минарет, скоро откроют медресе.

"Вопрос в тех течениях и направлении ислама, которые начинают заходить на Ставрополье. Казаки и русские поднялись против строительства мечети не потому, что это против ислама, привыкли жить всю жизнь. Местные не могут разобраться, а кому эти мечети принадлежат, кто, какого течения ислама - традиционного, ваххабиты уже зашли туда или салафиты, как мы их называем", - рассказывает лидер общественно-политического движения "Русское единство Кавказа" Сергей Попов.

Облачив в хиджабы своих женщин и детей-школьников, правоверные отцы из села Кара-Тюбе напирают на свободу вероисповедания. А педагоги опасаются, что, если так пойдет и дальше, созывать детей на уроки в школе имени Гайдара будет не привычный звонок, а пение муэдзина, отмечается в корреспонденции "Вестей".