Андрей Кураев убежден, что он имел право давать публичную оценку общественным и политическим событиям
 
Андрей Кураев убежден, что он имел право давать публичную оценку общественным и политическим событиям
© РИА Новости / Владимир Вяткин

Известный православный миссионер протодиакон Андрей Кураев, исключенный накануне из числа преподавателей Московской духовной академии за эпатажные, по мнению руководства учебного заведения, выступления в интернете и СМИ, по-прежнему считает, что имел право давать публичную оценку общественным и политическим событиям. Он прокомментировал свою позицию в собственном "Живом Журнале", сообщает портал "Интерфакс-Религия".

"Быть может, разочаровывая ожидания некоторых людей, говорю, что я не изменился после вчерашнего. Это значит, что я остаюсь верующим православным христианином, считаю патриарха Кирилла каноническим главой Русской православной церкви, по прежнему считаю, что "официальная позиция РПЦ" по актуально-политическим сюжетам в своей претензии на непогрешимость и внутрицерковную обязательность является богословским новоделом", - написал протодиакон во вторник в своем блоге.

Он пояснил, что у Церкви есть библейские заповеди, есть вероучительные догматы, церковные каноны.

"Но "официальная позиция" по вопросам текущей политики - это то, .что узкий круг церковных руководителей публично говорит государственному руководству. Когда это касается не очевидных церковных нужд или вопросов морали, а становится комментарием к текущей политической жизни, понятно, что комментарии сами обретают характер достаточно партийных суждений", - считает протодиакон.

Именно поэтому, продолжил он, эти суждения "не могут обладать статусом внутрицерковной обязательности, ибо Церковь объединяет людей исключительно на основе единства веры, а не на основе политических симпатий или антипатий".

Признавая, что такие официальные позиции "по-своему необходимы", протодиакон в то же время замечает, что эти мнения "бывает стыдно вспоминать уже лет через 20 после их озвучивания".

Для иллюстрации своих слов он рассказал, как в 1987 году настоятель одного московского храма отказался зачитывать послание патриарха Пимена к годовщине Октябрьской революции, пояснив сослужителям: "Из этого послания следует, что 7 ноября важнее, чем 7 января".