Правозащитный центр "Мемориал" выступил в поддержку режиссера Олега Сенцова и антифашиста Александра Кольченко, которых обвиняют в подготовке терактов в Крыму
 
Правозащитный центр "Мемориал" выступил в поддержку режиссера Олега Сенцова и антифашиста Александра Кольченко, которых обвиняют в подготовке терактов в Крыму
© РИА Новости / Сергей Пивоваров

Правозащитный центр "Мемориал" выступил в поддержку режиссера Олега Сенцова и антифашиста Александра Кольченко, которых обвиняют в подготовке терактов в Крыму. Еще два фигуранта этого уголовного дела уже осуждены: Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний признали свою вину и получили по семь лет лишения свободы в колонии строгого режима. В понедельник правозащитники признали Сенцова и Кольченко политзаключенными и потребовали "немедленного и безусловного освобождения" режиссера и его "полной реабилитации", говорится в сообщении, опубликованном на официальном сайте "Мемориала".

"С самого начала дело имело большой резонанс, воспринималось правозащитниками как политическое и было связано с вопиющим нарушением прав человека и международных норм, однако из-за тайны предварительного следствия мы не могли качественно проанализировать обвинение и ждали конца расследования. Теперь, когда следствие завершено, а основные доказательства уже представлены в суде, мы проанализировали все доступные материалы и можем сообщить о своих выводах", - заявили в "Мемориале".

Правозащитники подчеркивают, что сам Сенцов "не участвовал ни в поджогах, ни в подготовке к подрыву памятника (памятника Ленину в Симферополе - Прим. NEWSru.com)". По их мнению, единственным подтверждением версии ФСБ о причастности режиссера к преступлениям, поскольку тот "якобы был руководителем преступной группы и отдавал команды ее участникам", являются показания уже осужденных, заключивших сделку со следствием Афанасьева и Чирния.

Примечательно, что в минувшую пятницу Афанасьев, ранее приговоренный к семи годам строгого режима за те же поджоги, совершение которых вменяется нынешним подсудимым, заявил, что на следствии оговорил Сенцова и Кольченко под давлением. По его словам, свое участие в действиях, которые ему инкриминировали, он признает, но "этих людей там не было". Афанасьев уточнил, что с Сенцовым "имел краткосрочное знакомство": познакомился с ним на общественных мероприятиях в Крыму, но "никаких дел с данным человеком более не имел". Афанасьев подтвердил, что все показания, которые он давал на следствии против Сенцова и Кольченко, были даны "по принуждению".

За день до этого другой свидетель - Алексей Чирний, который, как и Афанасьев, пошел на сделку со следствием и был осужден на семь лет по тому же делу, отказался оглашать свои показания в суде. Судьям пришлось довольствоваться чтением его показаний, данных на этапе следствия.

Чирний сослался на 51-ю статью Конституции, позволяющую не свидетельствовать против себя. "Все предыдущие показания, данные мной, подтверждаю в полном объеме. От дачи новых показаний отказываюсь", - заявил он.

"Видео со скрытой камеры, содержащее разговоры Чирния и Пирогова, в принципе опровергает версию о существовании постоянного террористического сообщества, которое причастно и к поджогам, и к подготовке взрыва памятника. Чирний неоднократно говорит, что делает взрывное устройство по своей инициативе и планирует подрыв с людьми, которые подозреваемыми или обвиняемыми по делу не являются. Эти противоречия в доказательной базе следствие проигнорировало. Часть утверждений обвинения и вовсе, с нашей точки зрения, выдумана следствием", - заявили правозащитники.

В "Мемориале" также заметили, что Кольченко, которому вменяется участие в поджоге офиса "Единой России" 18 апреля прошлого года, квалифицированное как теракт (пункт "а" ч. 2 ст. 205 УК РФ), и участие в террористическом сообществе (ч. 2 ст. 205.4 УК РФ), не отрицает, "что участвовал в поджоге, а именно наблюдал за улицей, пока Чирний и Боркин поджигали здание".

"При этом Кольченко не признает вину, считая, что его действия не являются терроризмом. Согласно УК, он может получить до 30 лет лишения свободы. Мы согласны с позицией Кольченко и его защиты и полагаем, что обвинение в теракте не адекватно обстоятельствам поджога. Поджог был совершен ночью, участники понимали, что офис был пустой, и не создавали намеренно угрозу жизни человека. Никто из группы не демонстрировал умысел на устрашение населения (обязательный признак теракта), не выдвигались никакие требования. В результате действий группы было разбито окно, выгорело, по разным оценкам, от 3 до 5 кв. м внутри офиса. При этом на момент поджога симферопольский филиал "Единой России" не был зарегистрирован в Минюсте, и мы находим некорректным признавать его потерпевшим", - объяснили в "Мемориале".

Сотрудники правозащитного центра также отметили, что за последние годы офисы "Единой России" в разных регионах страны "неоднократно подвергались поджогам, иногда при схожих обстоятельствах, при этом преследования осуществлялись, как правило, по ст. 167 ("Умышленное уничтожение имущества") или по ст. 213 ("Хулиганство") УК РФ. "Таким образом, преследование Кольченко не соразмерно ни нанесенному ущербу, ни стандартной российской практике. Обвинение в участии Кольченко в террористическом сообществе мы находим голословным. Согласно материалам дела, Кольченко только однажды участвовал в неправовом действии с другими фигурантами дела", - говорится в заявлении "Мемориала".

"Ряд факторов дает понять, что дело имеет очевидный политический подтекст. Одним из них является постоянное неуместное упоминание "Правого сектора". У следствия нет никаких реальных данных, свидетельствующих о том, что Сенцов или Кольченко имеют какое-либо отношение к этой запрещенной в России организации. Более того, по своим взглядам Кольченко - левый анархист, антифашист; национализм, даже умеренный, ему чужд", - заметили правозащитники.

В заключении своего открытого обращения сотрудники "Мемориала" в очередной раз подчеркнули, что данное уголовное дело "расследуется с масштабными нарушениями прав человека и международного права", и потребовали "немедленного и безусловного освобождения Олега Сенцова, его полной реабилитации и тщательного расследования его заявлений о пытках со стороны ФСБ". Они добавили, что в случае с Кольченко с него "должно быть снято обвинение в участии в террористическом сообществе, а обвинение в теракте переквалифицировано на адекватную правонарушению статью (например, ч. 2 ст. 167 УК РФ ("Уничтожение чужого имущества путем поджога")".

По версии следствия, с апреля по май 2014 года Олег Сенцов, Александр Кольченко, Алексей Чирний и Геннадий Афанасьев подожгли в Симферополе офисы общественной организации "Русская община Крыма" и местного отделения партии "Единая Россия". ФСБ утверждает, что они готовились к совершению терактов - подрывов в ночь на 9 мая прошлого года самодельных взрывных устройств возле Вечного огня и памятника Ленину в Симферополе.

Чирний и другой обвиняемый по тому же делу - Геннадий Афанасьев - полностью признали вину и заключили соглашение со следствием, в связи с чем их дела рассматривались отдельно.

Сенцов и Кольченко вину не признают. Правозащитная организация Amnesty International ранее назвала арест Сенцова незаконным. С требованием освободить режиссера выступили российский КиноСоюз, Национальный союз кинематографистов Украины и Конфедерация союзов кинематографистов стран СНГ и Балтии.