Инцидент с  попаданием в психбольницу мурманской активистки Объединённого гражданского фронта Ларисы Арап вновь дал повод западной прессе судить о методах расправы над идеологическими "врагами"
 
Инцидент с попаданием в психбольницу мурманской активистки Объединённого гражданского фронта Ларисы Арап вновь дал повод западной прессе судить о методах расправы над идеологическими "врагами"
www.telegraph.co.uk

Инцидент с попаданием в психбольницу мурманской активистки Объединённого гражданского фронта Ларисы Арап вновь дал повод западной прессе судить о методах расправы над идеологическими "врагами". Их принудительное лечение снова может стать фактором политической жизни, заключает The Daily Telegraph.

В России, чтобы посадить конкурента по бизнесу, или богатого родственника, или свидетеля обвинения в застенок и пытать их при помощи химических препаратов, требуется только скромное влияние, отмечает британское издание. Оно также приводит пример одного из самых "безобразных" проявлений культуры чёрного пиара, которым прославилось правительство Тони Блэра. Противников его политики стремились очернить, негласно поставив под сомнение их психическое здоровье. В том числе, слухи о "психической неполноценности" распускались и о нынешнем премьере Гордоне Брауне (полный текст на сайте InoPressa.ru).

- Другие примеры "карательной психиатрии" в РФ
- Нечто подобное происходило и с диссидентом Буковским

В соседней статье газета приводит рассказ Таисии, дочери Ларисы Арап: "Когда её нашли, она вся была в синяках". Она не могла стоять, с трудом говорила, то и дело теряла сознание".

Совершённое над Арап насилие разбудило страх среди правозащитников: что Кремль готовится упечь в психушку новое поколение диссидентов (текст на InoPressa.ru). Издание подчеркивает, что Арап ни в коем случае не была первостатейным критиком Владимира Путина. Но в Мурманске, унылом городке за Полярным кругом, на неё начали обращать внимание, и она была схвачена милицией.

На июньском митинге Арап высказала открытое осуждение проводимых Владимиром Путиным репрессий против диссидентов. За такие неординарные взгляды в сегодняшней России кто угодно может сойти за эксцентричную личность, отмечает The Daily Telegraph. Но удерживающие Ларису психиатры утверждают, что она психически неустойчива, ссылаясь на то, что в 2004 году она обращалась за консультацией по поводу стресса и бессонницы.

Поскольку ей запрещено видеться с кем-либо, кроме её ближайших родственников (которым тоже угрожали принудительным лечением, после того, как они потребовали правила посещений), психическое состояние Арап оценить невозможно.

По российским законам пациент может быть помещён в психиатрическую лечебницу на принудительное лечение только в том случае, если он представляет угрозу для общества или для себя самого. По словам коллег, к Арап не относится ни то, ни другое.

Газета напоминает, что Арап писала о нескольких случаях, когда в лечебницу насильно помещали здоровых людей – по распоряжению их властных противников: женщину-бизнесмена – по инициативе конкурентов, которые хотели завладеть её бизнесом; свидетеля по делу об убийстве и мать изнасилованной в школе девочки (имеющий большие связи директор хотел избежать скандала).

"Есть две причины того, что случилось с Ларисой," - заявила глава ОГФ в Мурманске Елена Васильева. Во-первых, врачи озабочены спасением своей репутации, а во-вторых, они хотят дискредитировать ОГФ.

История Арап - далеко не первая

В 2001 году, чтобы лишить проходящих принудительное лечение пациентов права требовать независимой экспертизы, без лишнего шума был изменен закон. Daily Telegraph стало известно о десятках случаев, которые подтверждают, что российская система психиатрического лечения быстро становится столь же неприглядной, какой она была в советские времена.

Прошлой осенью Андрея Федоровича держали в клинике 43 дня после того, как соседи, желая завладеть его квартирой, воспользовались своими большими связями в московской милиции и объявили его сумасшедшим.

Алексей Шуралёв рассказывает похожую историю, хотя на этот раз его противники пришли из ФСБ – внушающего страх органа внутренней разведки, где работала его жена.

Такие истории не редкость. Но чем дальше, тем чаще такая судьба постигает тех, кто противостоит властям в российских регионах.

В 2005 году после неравной схватки с судебной, милицейской и региональной властями Чебоксар с целью уличить их в коррумпированности Альберт Имендаев был помещён в психиатрическую лечебницу за день до того, как его должны были зарегистрировать кандидатом на местных выборах.

Годом ранее в том же городе на принудительное лечение был помещён Игорь Моляков - после того, как психиатры установили (а судья утвердил), что серия его писем, в которых изобличалась местная коррупция, отражала столь мрачное мировоззрение, что на его почве развилось "психическое заболевание".

"И снова психитары рассматривают упрямую индивидуальность как признак психоза, - заявила Любовь Виноградова, исполнительный директор Ассоциации независимых психиатров. – К тому, кто выступает в суде против госучреждения или пишет жалобы, относятся как к социально опасному элементу, и он рискует попасть в тюрьму". Всё готово для широкомасштабных политических репрессий посредством психиатрии, - заявила Виноградова.

Владимир Буковский тоже "ненормальный"

Диссидент Владимир Буковский, который сейчас собирается участвовать в президентских выборах, большую часть 60-х и 70-х годов провёл в психиатрических клиниках за критику властей, напоминает газета в своей третьей статье на эту тему. Решение о его психическом состоянии в том числе выносила Татьяна Дмитриева, директор Института им. Сербского. В своих книгах Буковский рассказывал, как институт стал орудием государственных репрессий, поэтому симпатий к диссиденту руководство и не испытывало. В 1992 году, когда советская система рухнула, Дмитриева протянула Буковскому руку и признала роль, которую сыграл Институт в ограничении его свободы. Однако после прихода Владимира Путина к власти в 2000 году Дмитриева отказалась от своих слов.

Она заявила, что Институт им. Сербского всё делал правильно, а масштабы использования "карательной психиатрии" сильно преувеличены.

С тех пор позиции только ужесточались. "Пациент" Буковский, по словам одного работника Института им. Сербского, вне всякого сомнения, был "психопатом".

"После того, как его арестовали, он написал сотни жалоб, – заявил служащий института. – Не всякий станет так делать. Это лишнее свидетельство его заболевания" (текст на сайте InoPressa.ru).

Для Буковского ужесточение мнений в Институте им. Сербского является знаком того, что эра "карательной психиатрии" стоит на пороге возвращения.

"В России возможно всё, – заявил он. – Мы живём в преддверии упадка. Нам говорят ту же ложь, которую мы слышали в 60-х и 70-х".