Семья Виталия Калоева отказалась принять компенсацию от SkyGuide
 
Семья Виталия Калоева отказалась принять компенсацию от SkyGuide
Архив NEWSru.com

После набега боевиков на Ингушетию в ночь на 22 июня чеченские беженцы снова вынуждены сниматься с места. Они говорят, что их обвиняют в причастности к операции боевиков, и они должны немедленно покинуть территорию, если не хотят дожидаться ответного удара. Они сильно напуганы, пишет издание International Herald Tribune, перевод статьи которого публикует Inopressa.

В последовавшие за этими событиями дни вооруженные штурмовыми винтовками российские и ингушские милиционеры в лыжных масках явились к беженцам с обвинениями в том, что те помогали боевикам и предоставляли им убежище. Они забирали мужчин для допросов и, как говорят беженцы, избивали их. В нескольких лагерях, где живут беженцы, спасающиеся от войны между чеченскими сепаратистами и российским правительством, отключили коммунальные сети.

Тысячи чеченцев вняли этому, как они думают, скрытому посланию, и бегут из Ингушетии в столицу Чечни Грозный. Оставаться, думают они, значит подвергать свою жизнь опасности, пишет американское издание.

Чеченская женщина-инвалид сидит у груды грязных пожитков, рядом возятся в пыли трое ее внуков. Лагерь беженцев, где они жили, опустел, но у них не было денег, чтобы уехать на одном из грузовиков, торопливо покидающих это место.

"Я уже три дня назад сложила вещи и жду, - говорит 78-летняя Манжа Янсуева, - я надеюсь, что нас кто-нибудь пожалеет и поможет нам уехать". "Мы не спим уже несколько дней", - говорит другая беженка Яхита Джабраилова.

Однако Грозный тоже не ждет беженцев с распростертыми объятиями. Переживший две войны за одно десятилетие, этот город лежит в руинах, он оккупирован российской армией, власть в нем принадлежит угрюмым вооруженным людям, о которых почти никогда нельзя с уверенностью сказать, кого они представляют - армию, милицию или какой-то местный клан. Бронетранспортеры бороздят то, что осталось от дорог. То и дело на кого-то нападают из засады, взрываются бомбы, дороги минируются, пишет Herald Tribune.

Еще больше пугает, что постоянно исчезают люди. Правозащитники и местные жители считают, что, с одной стороны, имеют место похищения ради выкупа, с другой - акты насилия против жителей, обвиняемых в оказании поддержки боевикам - иногда просто в знакомстве с ними. То, что беженцы рассматривают сейчас Грозный как безопасное место, говорит об уровне страха, который они испытывают в Ингушетии.

По разным оценкам, в Ингушетии в настоящее время находится от 40 до 80 тысяч чеченских беженцев. В том, что сейчас они покидают эту территорию, есть какая-то мрачная ирония, полагает американское издание. Краеугольным камнем в попытках президента России Владимира Путина убедить мировое сообщество, что ситуация в Чечне стабилизировалась, была проблема беженцев. Кремль надеялся, что, заманив их обратно, он сможет продемонстрировать миру, что в Чечню вернулись безопасность и надежда.

Однако десятки тысяч беженцев не торопились осуществить это пожелание Москвы, предпочитая жизнь в подвешенном состоянии, в бедности и лишениях в Ингушетии возвращению к ужасам Чечни. Их заставил сдвинуться с места всплеск насилия и распространение, а не уменьшение террора. Но даже сейчас на них приходится давить, пишет Herald Tribune.

Беженцы, расположившиеся на территории бывшей советской молочной фермы, говорят, что представители власти пришли к ним в среду. Сначала, как они рассказывают, собрали всех молодых мужчин и куда-то увели их. Потом милиционеры начали угрожать женщинам, утверждая, что они замешаны в нападении боевиков.

На следующий день российский вертолет кружил над соседним полем, и войска МВД, обыскав прилегающую территорию, объявили, что обнаружили в траве брошенное оружие и униформу. В этот раз, рассказывают беженцы, были избиты пять или шесть пожилых чеченцев, а двоих увели в помещение.

"Они приставили им оружие к виску и заставили подписать чистые листки бумаги", - рассказала 25-летняя Зухра Хопизова, стоявшая тогда толпе напуганных женщин. Беженцы опасаются, что на этих листках с подписями потом появятся признания, написанные чужой рукой.

Представительница Министерства внутренних дел Ингушетии подтвердила, что войска МВД ведут работу в лагерях беженцев, где взяли нескольких подозреваемых для допросов, но сказала, что беженцев в Ингушетии по-прежнему готовы принимать. "Это была так называемая точечная операция. Наше отношение к беженцам не изменилось". Она сказала, что трое чеченцев признались в том, что принимали участие в атаках боевиков.