В Австралии скончался старейший китайский православный священник
 
В Австралии скончался старейший китайский православный священник
Global Look Press

В Австралии накануне почил старейший китайский православный священник Михаил Ли.

Протоиерей Михаил Ли родился в 1925 году в Пекине, на территории Русской духовной миссии в Бейгуане, и застал еще годы ее расцвета. Он был старшим сыном в семье с шестью детьми. Учился в школе при миссии, пел в хоре, очень любил богослужение.

В священники он был рукоположен архиепископом Виктором (Святиным). В годы "культурной революции" пострадал за веру, был сослан на каторжные работы. Вместе с ним лишения претерпевала и его семья - жена и четверо детей.

Стараниями архиепископа Сиднейского и Австралийско-Новозеландского Илариона (Капрала), ныне ставшего первоиерархом Русской православной церкви за границей (РПЦЗ), в конце 90-х годов отцу Михаилу Ли с женой удалось переехать в Австралию, где после долгого перерыва он продолжил священническое служение и служил до тех пор, пока держался на ногах. Среди прихожан были и эмигранты-харбинцы, и "новые" китайцы.

Отец Михаил видел святителя Иоанна Шанхайского и сослужил ему. Помнил трех начальников Русской миссии - митрополита Иннокентия, архиепископа Симона и архиепископа Виктора, бывшего его первым духовником.

Кира Поздняева, супруга настоятеля храма святых Первоверховных апостолов Петра и Павла в Гонконге Дионисия Поздняева, вспоминает на своей странице в Facebook, как в 2012 году уже совсем пожилой, но бодрый и радостный отец Михаил с женой приезжали в Гонконг на празднование 300-летия Русской духовной миссии в Китае. "Несмотря на возраст и долгий перелет, он тогда не пропустил ни одной службы и, кажется, ни одного мероприятия", - пишет она.

А вот что вспоминает благочинный приходов РПЦЗ в Новой Зеландии протоиерей Владимир Бойков о первой встрече с Михаилом Ли, только что приехавшим из КНР в Австралию.

"Мы ехали куда-то на машине, и я стал спрашивать отца Михаила и матушку о том, как они выжили , как молились после того, как их выгнали из дому, не позволяли отцу Михаилу, работавшему на каменоломне, ни рясу надевать, ни крест, ни открыто молиться. Вообще показывать свою православную веру было запрещено.

Отец Михаил ответил: "Мы пели песнопения Страстной седмицы и так - тайно молились". И он прямо в машине начал петь тоненьким голоском "Благообразный Иосиф…", "Чертог Твой…".

"Матушка тоже пела?" - поинтересовался я.

"Нет, - ответил отец Михаил, - матушка так плакала, что потеряла совсем голос".

Оказалось, что у матушки был очень красивый голос, когда они еще служили, но после всех тягот, выпавших на их долю, голос пропал.

Когда владыка Иларион нашел отца Михаила в Китае, тот был простым иереем, еще не получившим на тот момент никаких церковных наград, - он просто не успел их получить, власти запретили ему служить. В Австралии владыка начал награждать отца Михаила, ведь он был рукоположен в 1950 году - раньше всех наших клириков.

Помню, как спустя время, когда отец Михаил был уже митрофорным протоиереем, мы с ним встречались где-то два-три раза в году - на службах в Сиднее. Во время соборной службы его ставили первым, как митрофорного протоиерея, а он говорил всем: " Нет, нет, я должен встать самый последний, потому что вы же все больше меня служили по времени".

Это произносил человек, который был старше всех нас, рукоположенный раньше всех нас… И его слова не были показухой, это было просто смирение, которое готово принимать любые тяготы, посланные Господом. Несмотря на то, что ему дали митру, дали второй крест с украшениями, он все равно желал становиться последним в ряду священников, так как он по-настоящему искренне чувствовал свое недостоинство.

Еще одно мое воспоминание - как уже совсем немощным отец Михаил на такси приезжал в храм, только чтобы служить. Он так любил богослужение, что без этого ему было бы тяжело. В свою очередь прихожане так любили отца Михаила, что вызывали для него такси и на такси же отправляли обратно домой.

Последний раз я видел отца Михаила Великим постом. Ему уже где-то года полтора очищали кровь после отказа почек - сначала дома, а потом в госпитале. Я пришел к отцу Михаилу в православный дом престарелых, мы обнялись. Я спросил: "Как ты, отец Михаил?" Он ответил: "Пора уже к Богу". После этого он прожил еще немного, пережил Пасху".