Отказываясь замечать объективные причины антиклерикальных настроений, Церковь делает все возможное, чтобы усугубить их причинами субъективными
 
Отказываясь замечать объективные причины антиклерикальных настроений, Церковь делает все возможное, чтобы усугубить их причинами субъективными
livejournal.com

Если раньше к РПЦ относились с благожелательным безразличием, то теперь, когда она стала реально задевать интересы многих людей и учреждений, на смену пришли гораздо более резкие высказывания и действия, отмечается в комментарии известного российского религиоведа Бориса Фаликова, опубликованном на сайте "Газета.ru".

По словам эксперта, рост антиклерикализма в стране был вполне предсказуем, когда во главе РПЦ встал новый Патриарх с обширной программой расширения социальной роли Церкви, начавший энергично воплощать ее в жизнь. Реституция церковного имущества, введение основ православия в школах, возрождение института военного священства - это лишь отдельные вехи. По мере того, как влияние Церкви в нашей жизни росло, неумолимо возрастало и противодействие этому влиянию.

Само по себе это совершенно нормально. Аналогичные процессы происходят в Европе. Хотя в последние годы равномерное наступление секуляризации замедлилось, что объясняется целым рядом причин - от подъема исламского фундаментализма до перемен внутри самого христианства. Тем не менее борьба между религиозным консерватизмом и секуляризмом обострилась, считает эксперт.

РПЦ активно заявляет о себе практически во всех областях общественной жизни, проводя эту линию настойчиво и успешно и тем самым наживая себе оппонентов и врагов.

В медицинские проблемы Церковь не слишком вмешивается, но уже активно вторгается в вопросы образования и даже в такую интимную сферу, как планирование семьи, отмечает автор публикации. Если вашему ребенку будут настойчиво рассказывать в школе о том, что православное учение всесильно, потому что оно верно, это не только вызовет у вас неприятные воспоминания о собственном социалистическом детстве, но набьет оскомину самому ребенку. И если на вас будут оказывать моральное давление, что рожать надо непременно и как можно чаще, это отобьет у вас желание участвовать в решении демографических проблем родной страны.

Понятно, что антицерковные настроения в таких случаях – вполне нормальная реакция. Воля к самостоятельному принятию жизненно важных решений, хочется надеяться, еще не утеряна в стране. И антиклерикализм как общественное движение будет неминуемо нарастать. Церковь должна быть к этому готова, считает эксперт.

Правда, по его мнению, она к этому оказалась совершенно не готова. Создается впечатление, что, занимая консервативные, а то и радикальные позиции по целому ряду общественно значимых вопросов, РПЦ была уверена, что россияне будут любить ее неиссякаемой любовью. А злобные нападки раздаваться лишь с проклятого Богом Запада.

Кроме того, отказываясь замечать объективные причины антиклерикальных настроений, Церковь делает все возможное, чтобы усугубить их причинами субъективными. Речь здесь идет не только о том, как РПЦ вконец испортила отношения с музейным сообществом, отказавшись воспринимать вполне разумную и профессиональную критику по вопросам хранения национального достояния.

В вопросах реституции Церковь гораздо серьезнее задела интересы самых обычных людей вроде жителей Валаама или тех, чьи нехитрое имущество должно по новым законам отойти РПЦ. Эти люди обижаются на Церковь вовсе не по идеологическим причинам, а по самым простым житейским обстоятельствам.

Люди видят, как жирует церковное начальство, как разъезжает на дорогих автомобилях, демонстрирует из-под рукавов ряс часы, на которые не хватит всего заработанного за жизнь, строит себе загородные хоромы, и прочее, и прочее. При этом настойчиво подчеркивая свою близость к тем, кто как грабил народ, так и продолжает его грабить во главе с нескончаемой чередой нахрапистых вождей, пишет автор статьи.

Если Церковь полагает, что такой ее образ должен вызывать к ней неизменную любовь населения, она проявляет какую-то детскую наивность.

Никто не спорит. Церковь привержена своим ценностям и должна их отстаивать перед лицом тех, кто их не разделяет. Но она не должна при этом надеяться, что сохранит всеобщую любовь, заключает эксперт.