В России преуменьшают проблему расизма на стадионах в преддверии домашнего чемпионата мира по футболу, считает NYT
 
В России преуменьшают проблему расизма на стадионах в преддверии домашнего чемпионата мира по футболу, считает NYT

В преддверии домашнего чемпионата мира по футболу 2018 года Россия предпринимает шаги по борьбе с расизмом на трибунах стадионов, но одновременно преуменьшает масштабы проблемы, пишет The New York Times.

"В России, где постоянная проблема на футбольных матчах - "обезьяньи уханья" в адрес чернокожих игроков и нацистские приветствия, практикуемые болельщиками, оргкомитет ЧМ-2018 учредил должность, которая отличает его приготовления от практики предыдущих чемпионатов. Это должность инспектора по антирасизму", - говорится в публикации.

"С этой работой, как и с проблемой расизма в российском футболе в целом, не все просто", - считает автор статьи Сэм Борден. Он отмечает, что назначенный на вышеупомянутую должность Алексей Толкачев заявил в интервью: "Мы в России воспринимаем эту проблему очень серьезно", а спустя несколько секунд сказал: "Мы не считаем это серьезной проблемой".

Такое противоречие часто встречается при обсуждении дискриминации в России, полагает американский журналист. "Смотря по вашей точке зрения (или выбору материалов для чтения), российский футбол либо изобилует отвратительными выходками фанатов (флаги со свастикой, транспаранты, прославляющие власть белых, кричалки-дразнилки с расистскими эпитетами), либо описывается предвзято, так как зарубежные СМИ делают сенсацию из отдельных событий с участием некультурных болельщиков", - пишет Борден.

Из интервью с футболистами, фанатами и футбольными функционерами в РФ он сделал такой вывод: большинство признает, что проблема как минимум имеется. Освистывание чернокожих игроков из команд гостей и частые насмешки над бразильцем Халком, играющим за "Зенит", укрепляют впечатление, что российские болельщики нетерпимы, а решение Российского футбольного союза, отстранившего от матчей ганца Эммануэля Фримпонга за неприличный жест в адрес фанатов, которые, по словам футболиста, осыпали его расистскими оскорблениями, "усугубляет опасения, что институции игнорируют проблему", говорится в статье, выдержку из которой публикует InoPressa.

В готовящемся к публикации совместном докладе московского центра СОВА, изучающего проявления национализма и расизма, и организации Fare, борющейся с дискриминацией в спорте в Европе, содержатся такие цифры: с мая 2014 по май 2015 года в России зафиксировано 85 эпизодов дискриминационного поведения, классифицированных в документе как проявления расизма либо ультраправых взглядов, указывает Борден. В то же время в докладе отмечается: хотя самих эпизодов зафиксировано больше, они в основном стали менее агрессивны, добавляет журналист.

Наталья Юдина, работавшая над докладом в центре СОВА, полагает, что в стране, где население все еще в основном однородно, нереалистично ожидать мгновенного появления толерантности. "Раньше были убийства и нападения: шли в ход ножи и было намного опаснее, - приводятся с статье ее слова. - Теперь это нечто скорее символическое: флаги, футболки, транспаранты. Это уже кое-что, но, очевидно, еще предстоит проделать долгий путь".

Правозащитница не ожидает сильных проявлений расизма на ЧМ-2018, так как в России есть традиция показывать себя с лучшей стороны при проведении международных мероприятий. В свою очередь, глава оргкомитета российского мундиаля Алексей Сорокин заверил, что расширенная работа полиции и отслеживание властями самых агрессивных фанатов, которых называют ультрас, почти наверняка "сделают турнир безопасным и комфортным для всех", отмечает Борден.

"Но есть более важная проблема: насколько безопасно будут чувствовать себя футболисты и болельщики, когда "прожектора" ЧМ не светят?" - указывает журналист. По его словам, предвзятость наблюдается в российском футболе на всех уровнях. Кидание бананов на поле и обезьяньи крики - распространенные расистские дразнилки "в России и других странах Европы", пишет Борден. При этом, по его словам, иностранцы почти всегда находят такие инциденты оскорбительными, а российские чиновники часто преуменьшают их значение.